Тема «Авторская страница Алексея Волотова»

Змей
Аватара пользователя
Калининград
Стаж: 4 г 1 м 1 день
Сообщения: 299
Благодарил: 3110
Поблагодарили: 2824
Ну уж кого-кого, а тебя мы потерпим! Или подождем! Тебе на выбор Алексеичь! :friends:
кто хочет все и сразу, получает ничего и постепенно.

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724
Спасибо, дорогой. Постараюсь долго не томить :-) ожиданиями. Придётся и то и другое.
Клёво когда есть точка клёва.

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724

Прибыли в субботу, как раз в обед. Сторож открыл ворота, впустил нас, вызвал по телефону администратора, который только-только ушёл на обед, и пришлось минут сорок подождать. Ну, вот всё в порядке: администратор на месте. Выписывает путевки и лицензии на всё время пребывания. В лицензию входит: одна кумжа в сутки, четыре хариуса, два сига. На остальную рыбу ограничения не распространяются. Стоимость проживания и лицензии называть, сейчас, смысла нет, потому что прошло десять лет, после той поездки, и я, с тех пор, ни разу не интересовался стоимостью. Всё течёт, всё изменяется, и цены в первую очередь. От посёлка Пяозеро до самого парка чуть более шестидесяти километров. Мы их преодолевали два с половиной часа. Дорога была ещё хуже – недаром слово «хуже» начинается с буквы «Х» - чем до Лужмы. Повсеместно выходы породы, в верхних точках подъёмов, как спины динозавров, тормозили движение, заставляя водителя давить на тормоз и переползать препятствие. Вдобавок к этому, дорога была усеяна камнями размером от куриного яйца до страусиного. На скорости встретиться с таким «подарком» ничего хорошего не сулило. Поэтому были вынуждены ползти, как по минному полю. А там где, прошедший недавно, грейдер слегка подровнял полотно дороги, и ехать можно было чуть быстрее - машина сразу же оказывалась в густом облаке красной пыли. Трупер был далеко не нов, и эта пыль лезла в салон со всех щелей, не добавляя комфорта. К вечеру мы, наконец-то, пересекли границу парка.

И, проехав по мосту через Олангу, остановились перед бревенчатым домиком егеря. Как, в прочем и все сооружения парка. Навстречу нам вышел егерь, вернее – вышла. Да, егерь оказался женского пола. Невысокого роста, плотного сложения, широкоскулое загорелое лицо, со слегка раскосыми, карими глазами и очень твёрдым, но не жёстким, взглядом, строгим, - мол у меня не забалуешь- но вместе с тем излучающим какое-то, почти материнское тепло, как будто говорил: «Ну, как вы, бедняги городские, изнеженные цивилизацией, здесь будете?». Такой взгляд бывает у людей, всю жизнь проживших в природе и, взявших от неё спокойствие, уверенность и доброту. Такой взгляд был у нашего проводника в Туве – Алексея Макарьевича. Портрет «хозяйки тайги» -как я её сразу окрестил - довершал последний штрих - шапка тёмно-каштановых жёстких, слегка вьющихся волос. Одета, Антонина, - так она нам представилась - была в камуфляжный мужской костюм. На поясном офицерском ремне, в потёртых кожаных ножнах висел охотничий нож с ручкой из карельской берёзы. По тому, как выглядела, пожелтевшая от времени и отполированная, привыкшими к физическому труду, руками, эта рукоятка: можно было догадаться о том, что, висевший на поясе нож, не был праздным элементом униформы – это был рабочий инструмент. Хозяйка, улыбнувшись уголками губ, приветливо пригласила зайти в служебное помещение, где провела с нами, положенный в таких случаях, инструктаж по правилам проживания, ловли рыбы и движения личного транспорта, а также по технике безопасности. Когда необходимая официальная часть закончилась, Антонина поинтересовалась – не хотим ли мы с дороги помыться и попариться в баньке. Хотим, ещё как, - дружно ответили мы. Хозяйка тыкнула куда-то в тайгу пальцем и сказала, что баня там и чтобы мы часам к восьми подходили: баня будет готова, воду натаскаете сами, с реки. Стоянка для машины была оборудована здесь же, рядом со стойбищем. Дело шло к вечеру, и медлить уже было нельзя, поэтому все работали дружно, каждый занимался своим делом. Мы с Витьком поставили палатки, на отведённые для них места, растянули над столом тент

, изготовленный из куска самолётного чехла, доставшегося мне в наследство после службы в авиации. Женщины готовили спальные принадлежности и небольшой перекус, чтобы не умереть с голоду, а основной праздничный ужин решили перенести на после бани.
Плюхнуться в, почти, ледяную воду реки, после парной – это высшее наслаждение, да ещё после такой нервощекочущей дороги, кайф вдвойне. Наконец-то, вся та пыль, которая откладывалась на нас слоями, за время поездки, а вместе с ней и усталость, были смыты. После берёзового веничка, которым меня Витёк, как «сидорову козу»… поры раскрылись, задышали и, необычайная лёгкость появилась во всём теле. Крыльев не хватало – так бы и полетел.
С учётом того, что мы находились у самой границы заполярья, то есть Северный полярный круг проходил чуть севернее нас, несмотря на поздний час, было ещё совсем светло. Еле дождавшись окончания ужина, где все традиции были соблюдены: за приезд, за рыбалку, за тех, кого с нами нет и четвёртая – нетрадиционная - за отдых, я, взяв спиннинг, пошёл знакомиться с рекой. Так как последний, тяжёлый участок дороги, в этот раз, достался Витьку, да и здоровье, слава Богу, позволяло им с Ольгой превысить норму, они остались продолжать «банкет». Я же, сгорал от нетерпения в предчувствии знакомства. Оланга отличается от сотен других своих подружек, которые мы пересекали в огромном количестве на протяжении всего пути следования, тем, что вода в ней была нехарактерного для Карелии цвета: совершенно прозрачная, кристально чистая. Даже просто постоять на берегу такой речки, и то удовольствие, а если ещё и доведётся порыбачить...
Снасть собрана: спиннинг Джексон Пристиж 2.7 м с тестом 5-20 и бессменная Твин Повэр(прошу прощения у «англичан» за транскрипцию - учил немецкий) 3000XTR с леской 0,3 от Рапалы с защитой от абразива. К выбору блесны подхожу из следующих соображений: глубины участка, на котором собирался рыбачить, прозрачности, скорости течения и освещённости. Под эти условия, на мой взгляд, наиболее подошла « вертушка» ЭФ ЗЭТ №3 от немецкой фирмы ДАМ, с утяжелённым сердечником и тяжёлым лепестком, тёмно-зелёного цвета с «глазком». Безукоризненно работает на течении, даже при забросе вверх против струи, в рыболовной литературе, часто используется иностранный термин для обозначения такого броска – ап-стрим, но я против засорения Русской речи новомодными иностранными словечками. Есть у меня приятель, который обожает иностранные словечки. Подхватит где-нибудь и давай лепить его куда попало. Типа, этого, идиотского - «вау». А я подшучиваю над ним и передразниваю, даже отыскал огромное количество русских вариантов: ух ты, да ну, неужели, ого, ничего себе и так далее и тому подобное. Как сказал другой мой приятель: вместо огромного многообразия междометий, в Русском языке, они – англо-саксы – смогли придумать только одно убогое «вау», которое заменяет им всё, как у Эллочки Людоедки из « Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова. Не могу с ним не согласиться.
Немного отвлеклись, это потому, что эта проблема меня волнует, и я не мог не поделиться ей с вами.
Берег, на котором располагался наш лагерь, был обрывистый, и метра на полтора выше уровня реки и основная струя проходила как раз у нашего берега, вымывая в дне глубокую канаву. Чуть выше лагеря, берег подмыло и молодая берёзка, росшая у края обрыва, повалилась в воду, похоже, совсем недавно, потому что листва ещё сохраняла свою живую красоту. Её крона, находилась в воде и струя, огибая её, образовывала за ней небольшой затончик с обратным течением. Противоположный же берег был напротив: пологий песчаный и очень удобный для рыбалки. Туда, перейдя через мост, я и отправился. Сразу за мостом, за его опорами были завихрения воды, в которых могла стоять рыбка. Тщательно обкидав, и не добившись, так страстно желаемого, результата, прошёл к упавшей, под тем берегом, берёзке. Этот омуток – идеальное место стоянки рыбы. Такие места обязательно нужно проверять. Речка, в этом месте, в ширину метров двадцать пять, не больше, поэтому сделать прицельный бросок в середину тихой воды за упавшим деревом не представляет трудности. Шлёп, и после короткой паузы, дав блесне, метра на полтора, заглубиться, на счёт «три» начинаю подмотку. Как только блесна приблизилась к границе тихой воды и струи - ощущаю четкий рывок, тут же делаю подсечку, скорее автоматически, чем осознано: за много лет рыбалки со спиннингом выработался условный рефлекс – на каждую задержку, на каждый рывок рука автоматом поддёргивает удилище, раздумывать некогда, иначе неминуемый сход. В ответ на подсечку следуют несколько мощных, резких рывков, с которыми очень успешно справляются мои помощники: идеально отрегулированный фрикцион и гибкое удилище. Горячая волна прошла по всему телу, мощная порция адреналина отозвалась учащённым биением сердца и предельной концентрацией мысли и чёткости действий.
Для меня всегда было загадкой: почему после борьбы с крупной рыбой, не получается отчётливо вспомнить и проанализировать все нюансы борьбы. Думаю - что в результате образования, в эти минуты, «ядерной смеси» из серотонина – гормона радости и счастья и адреналина - гормона страха и преодоления ( гормон сильных эмоций ) сознание переходит на более высокий уровень, на уровень подсознания и все действия являются результатом накопленного тобой многолетнего опыта и контролируются подсознанием. Есть такое выражение - действовал "на автомате". Думаю, поэтому, возвращаясь из транса в исходное, то есть в нормальное состояние, всё вспоминается, как сквозь туман, как сон. Может быть, есть другая, более научная версия этого явления? Но давайте вернёмся к моей рыбе, она ведь уже дважды сделала "свечи", и я её узнал – это кумжа. Красивая, большая и очень сильная. Что может быть милее слуху рыбака, чем звук работающего фрикциона? Только ещё один повтор этой трели – слаще соловья. Лосось стремительно рванулся в струю и фрикцион опять мурлычит свою песнь. Эти стремительные рывки сводят меня с ума: нервы напряжены до предела. Смоты чередуются мощными, частыми рывками и после каждого раза сердце обрывается – вдруг моя рыба от меня уйдёт. В эти мгновения весь мир висит на кончике спиннинга, никого и ничего больше не существует: только я и моя рыба. Сколько же, всё-таки, в ней силы. Она совсем не устала и продолжает держать меня в сумасшедшем напряжении, но и я не чувствую усталости: действие гормонов, наверное. Когда она стремительно летит вниз по течению, далеко уходя от меня, и стоит потом в потоке, я не тащу её к себе - это бесполезно, лишь стараясь держать лёгкое натяжение, и сам бегу к ней, подматывая на ходу леску. И вот, поравнявшись, мы оказываемся совсем близко друг к другу. И тогда, я начинаю тащить, мою рыбу, на себя, но только очень аккуратно - горький опыт уже есть - постоянно меняя затяжку фрикциона, и это самое сложное. Но ей моё соседство, как видно, не по душе и она устремляется, в этот раз, вверх по течению, отбирая и меня всё, « что было нажито непосильным трудом». Разгоняясь против течения, она явно стремиться сделать свечу, при этом вероятность схода многократно увеличивается. Дабы помешать её коварным планам, конец спиннинга максимально наклоняю к воде. Она всё-таки выходит на поверхность, но на полноценную свечу сил остаётся всё меньше и меньше. Но мы - то знаем этих хитрых лососей, они всегда что-нибудь придумают, только бы обмануть этих наивных рыбачков – простачков. Предвидя сюрприз, стараюсь, уж так натоненького, отрегулировать фрикцион, что бы исключить все попытки вырваться из моих опытных, цепких рук. Рыба стала позволять мне некоторые вольности. Например: подтаскивать себя почти к кромке воды. Это хорошая примета – и у неё силы не бесконечны. Хотя, тронув животом дно, она как очумелая опять неслась в глубину, как будто бы и не было этих долгих минут борьбы. И раз за разом я подтаскивал её всё ближе и ближе, и она убегала с каждым разом всё медленнее и медленнее. И - о счастье!- наконец - то настал тот счастливый долгожданный миг, когда моя рыба позволила мне вытащить её на берег. Запас сил у неё был, видно, исчерпан. И мои запасы адреналина также были на исходе. Мы лежали на берегу, утомлённые борьбой, я и моя рыба. А с противоположного берега, на котором находились наш и соседский лагеря, доносились громкие аплодисменты, в пылу борьбы я и не заметил, что все дружно высыпали на высокий берег и с первой до последней минуты, с замиранием сердца – как потом мне призналась жена – наблюдали за спектаклем, который я всем устроил. А в это время, я валялся на теплом прибрежном песке, раскинув руки и ноги, положив руку на, лежащую рядом, без движения, холодную красивую, большую рыбу и находился полностью во власти гормона счастья. Рыба смотрела на меня, как мне показалось, с недоумением, и никак не могла понять, как могло так случиться, что это неуклюжее, неповоротливое существо, без сильных когтистых лап и зубастой пасти смогло поймать её, такую резвую, быструю и сильную? А я и сам пока ничего не понимал, да мне и не хотелось понимать, я наслаждался этим мгновением. Какое небо голубое. А вот и она:


(продолжение следует)
Клёво когда есть точка клёва.

прядильщик1
Аватара пользователя
мамоново
Стаж: 3 г 28 дн
Сообщения: 387
Благодарил: 10658
Поблагодарили: 8047
Ну что тут скажешь, счастливейший человек! Спасибо за столь увлекательное путешествия, в которых мы, мысленно себе представляя словно наяву, бываем с вами.

Змей
Аватара пользователя
Калининград
Стаж: 4 г 1 м 1 день
Сообщения: 299
Благодарил: 3110
Поблагодарили: 2824
Молодец Алексеич!!! Не томи уже! :good:
кто хочет все и сразу, получает ничего и постепенно.

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724
Что самое важное на природе для хорошей жены? Правильно, чтобы муж, добытчик был накормлен, « Домострой» никто не отменял, а там прописано: « Жене предписывается быть доброй, трудолюбивой и молчаливой». Да простят меня эмансипированные дамы. Мужу предписывается - работать и добывать пропитание". Я со своими обязанностями справился: пропитание добыл. И пусть гринписовцы обольют меня смолой и обваляют в перьях, лицемером быть не хочу: и прикидываться белым и пушистым не буду. Рыбу ловили для еды. Мало того, пойманная кумжа ещё и икрой нас побаловала. Получилась миска, очень вкусной, а главное – свежей красной икры. На природе, да под рюмочку, бутерброд с только что посоленной икрой – это нечто, хоть я и не гурман, но...



На следующий день, утром, отвезли женщин на болото – собирать морошку, а сами – на рыбалку. Это «хозяйка тайги» рассказала про морошку и женщины загорелись. Всё, как по «Домострою»: добрые, трудолюбивые, а вот третий завет… Ну, это мы, как–нибудь, переживём. Антонина объяснила: дорога идёт вдоль реки, там где увидим «пятаки для стоянки машин», там и места удобные для рыбалки. Всё ясно. Первый такой «пятак» оказался у длинного переката. Вода стремительно неслась, завихряясь за камнями, образуя обратное течение. Это были единственные места, достойные внимания, на мой взгляд. На четвёртый номер Мепс, как раз в таком месте и попалась форель грамм на пятьсот, но с учётом того, что палка была довольно мощная, для такой рыбёшки – достойного боя она, как ни старалась, дать не смогла. Да и после вчерашнего сражения – это не объект ловли. Благо села только на один крючок тройника, поэтому быстренько была отпущена. Ещё несколько забросов и Витёк тащит, как ни странно, толстого окуня. А у меня глухой зацеп, и не мудрено: всё русло в крупных камнях. Делать нечего: наматываю шнур – новый, специально купил для этой поездки – на рукав и плавно тяну. После того, как блесна оказалась у меня в руках, с удивлением замечаю разогнутый крючок на тройнике. У Мепса №4 тройник очень мощный: и размер немаленький, и толщина проволоки – я ть-те дам, и, тем не менее, шнур справился. «Дина кэйбел» от фирмы Рон Томпсон. Переехали с Витьком на другое место. Там уже стояло несколько машин. Оказалось, что в этом месте речка вытекает из озера Панаярви. Широкое и очень глубокое, образованное в результате заполнения водой горной впадины. Двадцать четыре километра в длину и километр четыреста метров в ширину, максимальная глубина сто двадцать восемь метров. Окружённое, со всех сторон, невысокими горами, покрытыми хвойным лесом, оно имеет очень живописный вид. Как-то убого выразил восхищение, на самом же деле: красотища - дух захватывает. Изумрудный цвет воды чего стоит. На берегу была сделана пристань для швартовки прогулочных судов. Народ толпился у пристани, в ожидании очередной посадки. В устье, речку преграждала рукотворная запруда, для поддержания уровня воды в озере. Высота запруды была не высока – не более метра. Вода, переливаясь через неё, ровным слоем, с шумом падала, образуя небольшой водопад. Вот где может стоять кумжа, - подумал я и послал четвёрку Блюфокс, окраса- перч (окунь), прямо на слив. Блесна легла на падающую струю и скатилась вместе с ней вниз. Только успеваю сделать первый оборот, как ощутимый удар передаётся в руку. Мысль молнией – есть! Но по сопротивлению понимаю, что это совсем другая рыба. Какая ещё не знаю, но точно не кумжак. Тем не менее, сопротивление, вполне, достойное. Я знал, что такие места, любит форель и был совершенно уверен в том, что она и попалась. Но каково же было моё удивление, когда, подтащив рыбу к берегу, я увидел толстого, упитанного окуня, граммов на семьсот. Вот так сюрприз! Вот так удивил. Окунь, как с картинки: все цвета, которыми наградила его матушка – природа, были отчётливо ярки. Всё в нём было яркое: и яркая чернота полос на фоне ярко-зелёной чешуи, и ярко-алые плавники. Красавец, не хуже амазонского окуня - павлина. Очередной заброс, и всё как под копирку. Даже размер. Красота. Сильные, уверенные поклёвки. После четвёртого, поклёвки прекратились. Да и Витёк засадил блесну наглухо и оборвал. Дело к обеду. Пора ехать забирать наших девчонок с болота. Морошки набрали полный трёхлитровый котелок. Удивительная ягодка, для меня ранее не виданная. На вид – малина, только жёлтого цвета, глянцевая и полупрозрачная, как будто светится изнутри и очень вкусная и полезная. Егерь, Антонина, рассказывала, что эти болта называют висячими, потому что они образовались после заполнения водой огромных каменных чаш, и находятся на значительной высоте относительно уровня моря. Пока костёр, совместное - девочки и мальчики- приготовление обеда, обед. Как на природе пьётся и естся вкусно, ни в одном ресторане вас так вкусно не накормят. Ну, это моё, сугубо субъективное мнение. Может быть кому-то и милее ресторанная кухня, ну уж точно не мне.
Рядом с нами располагалась большая, но не шумная, компания-повезло - из Москвы. Как потом, после знакомства, оказалось, что это семья. Бабушка, дедушка, двое детей, их жены и мужья и трое внуков. Дети не визжали, не орали, и вообще их было и не видно и не слышно. Целые дне проводили на реке с родителями. Единственный раз поднялся гвалт, это когда кто-то из родителей поймал большую щуку, и они наперебой рассказывали бабушке, как папа её тащил, как она сопротивлялась и, как они помогали папе её вытащить. Причем были настолько возбуждены, что пытались говорить одновременно, перебивая друг друга. Потом решили её взвесить, но безмена не было ни у них, ни у нас. Тогда было решено изготовить безмен из подручных материалов: палки, верёвки и пакет, с несколькими пачками соли, с одного конца, а на другом висела щука.



Вечером пошли с Витьком разведать озеро, по словам хозяйки там водятся сиги, но на блесну они не берут, а на что- она не знает. Лукавит, наверное. Вообще-то, я смотрел фильм о рыбалке и там ловили, вернее не ловили, а – попадался сиг на мелкие блёсны. А почему бы и нам не попробовать. Через час полоскания блёсен, наш пыл заметно поутих. Мы завалились на ягель: высокий, плотный, даже немного колючий мох, который создавал совершенно плотный и мягкий ковёр. Средь ягеля растёт, в огромном количестве, черника, сплошь усеянная ягодами. Подкатаваешься к кусту черники, и лежа, её объедаешь, затем катишься дальше к следующему. Невероятные ощущения, наверное, так в Раю. Комарики, почти, не докучали. Лишь на короткое время, после захода солнца. Вечера и ночи уже прохладные, а комар холод не любит. С погодой очень повезло: за всё время ни капли. Но приходили ихтиологи, делали замеры уровня воды и сказали, что для нереста кумжи это очень плохо: вся стоит внизу у водопада



и по такой малой воде не может попасть на свои нерестилища. Жена не очень хорошо себя чувствовала, поэтому идти на водопад отказалась – далеко, а Витёк с Ольгой прогулялись и потом возбуждённо рассказывали о том, что наблюдали за тем, как кумжа, по вертикально падающей струе водопада, пыталась забраться наверх, очень мощно работая хвостом. Но не могла преодолеть высоту и напор падающей воды и падала вниз, ударяясь о камни. Зрелище жуткое и завораживающее, одновременно. Хорошо, что мы не пошли: слушать, и то тяжело.
(продолжение следует)
Клёво когда есть точка клёва.

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724
На следующий день нашли, мы с Витьком, еще одно место. Что характерно для многих рек Карелии – это чередование участков с быстрым течением и широких тихих плёсов, больше похожих на озёра, если судить по размеру. Не была исключением и Оланга. Вот такое место и приглянулось нам. После относительно мелкого участка с быстрым течением река разливалась во впадине между гор, образуя озеро. Струя, врезаясь с разбега в плёс, по инерции ещё метров тридцать продолжает свой стремительный бег, и лишь потом, замедляя скорость, затихает вовсе.



Витёк «стрельнул» у соседей немного навозного червя, которого они, предусмотрительно, привезли с собой. Зайдя далеко в воду, куда позволяла глубина и течение, Витёк оборудовал обыкновенную поплавочную удочку и пытался поймать хариуса. Ходить по воде надо было предельно осторожно, потому что камни в воде были поросшие очень скользким мхом, и каждое неверное движение могло привести к незапланированному купанию в ледяной воде, в лучшем случае.
Антонина, на счёт хариуса, дала исчерпывающую консультацию. При таком низком уровне воды, с учётом её редкой прозрачности, хариус очень осторожен и привередлив. В нормальных условиях он прекрасно ловился на искусственные приманки, в прошлом году даже на Ратлин кто-то умудрился поймать. Я был крайне удивлён, но упорства мне не занимать и я всё равно надеялся на то, что смогу уговорить эту рыбку. Хотя основная моя цель была, конечно, кумжа. Поэтому, я чередовал вращалки с колебалками, колебалки с воблерами – тонущими, плавающими, составниками и цельными. Правее нас, на быстрине, по пояс в воде, в вейдерсах, стоял рыбак и пытался ловить хариуса нахлыстом. Как-то не очень ловко у него получалось: заметно было, что нахлыстовик, явно, начинающий. Я не единыжды, сидя на берегу Варзуги, в те немногие минуты покоя, между рыбалками, наблюдал, как управляются с тяжёлыми двуручными нахлыстовыми удилищами мастера этого дела. Дилетантов видно сразу. Смотреть, как виртуозно работают профи - одно удовольствие. Можно было наблюдать часами. Особенно, когда попадалась сёмга покрупнее, это было захватывающее зрелище. Движения же моего соседа были неловки и заметно, что он немного нервничал, отчего шнур ложился на воду ещё хуже, и он его постоянно перебрасывал. Я же, вопреки всем прогнозам и наставлениям - на тонущий Рапаловский воблер - поймал–таки приличного хариуса. Чем совсем раздосадовал своего соседа –нахлыстовика. Он вышел на берег вместе со мной, и у меня появилась возможность с ним поговорить. « Что-то сегодня совсем не хочет» - произнёс он, с ударением на слово «сегодня», как будто вчера у него было «по пять», а вот сегодня, что-то… Тут слышу: Витёк зовёт на помощь. Оборачиваюсь к нему и в этот миг вижу, как из воды взметнулась кумжжища. Ору со всей силы: «Фрикцион! Фрикцион ослабь!» и вприпрыжку,перепрыгивая с камня на камень, лечу к Витьку на помощь, Боюсь, что Витёк не в том состоянии сейчас, чтобы что-то мог слышать. Основная - ноль двадцать пять, а вот поводок-то совсем тоненький – ноль шестнадцать. А значит, требуется ювелирная работа. Рыбка клюнула на червяка, и, навскидку, тянула смело за трояк. По струе, далеко отпустил её Витёк. А что он может сделать с такой снастью против лосося. Только если "не мытьём так катаньем" и уповать на небеса. Это ещё круче, чем история с моим сомом. Правда, там леска ноль двадцать два и сом четырнадцать кило, а здесь: поводок ноль шестнадцать и лосось на три с лишним. Мощная, стремительная рыба носилась по плёсу, с тоненьким крючком в губе. Катушка, которую мы с друзьями дарили Витьку на день рождения – Шимано Аливио - одна из хоть и простейших в ряду Шимано, но фрикцион и у неё регулировался безукоризненно, как и у более дорогих её собратьев. Спиннинг был, бывший мой - Гари Лумис, три двадцать длиной, с тестом до сорока грамм. Снасть – катушка со спиннингом – позволяла бороться с любым лососем, но леска…Поэтому Витёк не прерываясь ни на секунду продолжал крутить катушку, с ослабленным фрикционом, тем самым используя любую возможность подтянуть рыбу к себе. Тем более, что она и сама позволяла это делать, вдруг резко начинала идти к берегу. А за тем, также резко меняя курс, на обратный, уходила далеко от нас. Складывалось такое впечатление, что рыба и не подозревала о том, что её поймали, и плыла, куда считала нужным. Первые пятнадцать минут было именно так, но это только казалось: фрикцион делал своё чёрное дело: минута за минутой он заставлял рыбку напрягаться, по мизерной доле, незаметно, отнимая у неё силы. Ни на минуту не прекращаю управлять процессом. Впервые, пожалуй, я выступаю в роли консультанта, и у меня это неплохо получается, а вот Витёк начинает нервничать, я, конечно, тоже напряжён, но это совершенно другой процесс в организме, по сравнению с тем, когда с рыбой бьёшься сам. Пытаюсь успокоить Витька и настроить его на длительную борьбу. Вижу, что раз за разом рыба делает смоты всё короче и короче, и этим фактом стараюсь поддержать приятеля. Ещё прошло пять минут и ещё. И, наконец-то, кумжа стала слегка заваливаться на бок: явный признак усталости. Витёк устал от такого напряжения и, в всердцах, хочет форсировать вываживание. Я же предупреждаю о последствиях: « Не вздумай – оборвёт». Когда рыба оказывается уже совсем близко, перехватываю, у Витька, спиннинг, а ему предлагаю попытаться схватить рыбу в воде, так как вытащить её на берег такой снастью мне не представляется возможным и подсака у нас нет. И так, Витек стоит по колено в воде, а я стараюсь нежно подвести к нему, уставшего, умученного получасовой борьбой, лосося. Первая попытка не увенчалась успехом. Витёк не дождался, когда я подведу рыбу к нему, сделал шаг на встречу, чем вызвал у кумжи просто приступ паники, что, естественно, придало рыбе силы, и она опять резко развернувшись, стремительно умчалась на дальний кордон, но, ненадолго. Когда я стоял рядом и словом помогал Витьку бороться – это одно, а теперь, когда спиннинг оказался в моих руках, это совсем другое дело - я вновь услышал, как работает фрикцион, я стал чувствовать рыбу. Да, это совсем другие ощущения, вернее: другой уровень ощущений. Как сладка эта острота, как приятно это щекотание нервов. С Витьком договорились, что он делает первое движение только тогда, когда рыба окажется между ним и берегом. А я попытаюсь завести её между камней, дабы лишить манёвра. В этот раз, Витёк всё сделал мастерски: одной рукой схватил кумжу за хвост, а второй подхватил под жабры. Мы победили. Кто бы сомневался? Теперь, когда рыба у нас в руках – да. А ещё полчаса назад –ох, какие были большие сомнения. Витёк, на радостях, даже поцеловался с рыбкой. Хорошо не взасос.



Ликование было всеобщим. Фото с рыбой, кроме бабушки из Москвы, по моему, сделали все.



Событие было «обмыто» по всем правилам и традициям.
Место нам понравилось, взяли на заметку...



На следующий день поехали туда же. Витёк занял проверенную точку, и продолжил попытки поймать хариуса на червячка, но вместо хариуса попался окунь. Похоже, что это самая распространённая в Оланге рыба, потому что у меня на все виды приманок исправно садились окушки, от трёхсот до пятисот грамм. Витек своего окуня - кстати, очень достойный экземпляр - посадил на кукан, а кукан привязал к поясному ремню. При очередной поклёвке, у Витька, зацепилось, что-то приличное и тут же сход. Оказалось, что это не сход, а обрыв крючка. Запасных не было, да и червяки, которыми нас угостили соседи, почти закончились. Делать нечего: надо ставить спиннинговые приманки. А я наблюдаю следующую картину: смотрю, а приятель кого-то пинает в воде и матерно ругается: « Ты чё, с…ка обнаглела совсем, что ли?». Спрашиваю, что случилось? Пока он, стоя в воде, привязывал карабин, почувствовал, как кто-то дергает за кукан. Глядь, а окуня схватила щука, и норовит утащить его. Вот эти рывки, Витёк, и ощутил, и давай отгонять вора, а он не хочет отдавать свою добычу. Еле вырвал из зубастой пасти окушка. Представляю, сколько бедный окунь натерпелся: видать сегодня не его день. Хотел полакомиться деликатесом - для этих мест - съесть червячка, да оказался на кукане. Ну, вроде бы, отмучился, так нет же и здесь покоя нет, чуть не сожрали, проклятые хищники. Тем временем, Витёк, ставит трёхсоставной воблер и закидывает. Не успел закончить и первую проводку, как хищник атаковал приманку. Видать, сильно голодный был. Без особого труда - где-то под двушку - щука стала добычей напарника. Фото получилось, конечно, корявое. Извините: китайская мыльница за два рубля.Да,тогда никто и не планировал выставлять их на всеобщее обозрение.

Так, мало того, на губе у неё висел крючок, тот самый, который она оторвала у Витька, при ловли хариуса. Если мне кто-нибудь рассказал бы такую историю – да ни за что бы, не поверил. А так, сам был свидетелем невероятного случая. Крелия – страна непуганых щук и невероятных приключений. Безмятежно радовались, как дети. Тогда я ещё не знал, что всё закончится очень плохо.
На следующий день, наши соседи москвичи, закончив свой отдых, уезжали домой. И Витьку достался в наследство волшебный ящик, вокруг которого он, последние два дня, ходил кругами, не решаясь, ещё раз просить соседей, одолжить червячка. А тут на тебе целый ящик. Вместе с ящиком соседи поделились и местом, где они ловили, кстати, очень успешно, хариуса. На следующий день, мы с Витьком нашли это место. Снасть, по совету соседей, приятель, сделал в виде донки: грузик, четырнадцать граммов и поводок, сантиметров сорок и всё. Клёв у Витька был просто супер. Я же, как не пытался, какие только не пробовал блёсны, всё было бесполезно. А напарник только успевал тягать. В конце концов, пришлось «перековать мечи на орала», переделал свою снасть и у меня дело пошло. Единственно, огорчало то, что очень много было сходов. Хариус ещё тот акробат. Вытворяет неимоверные кульбиты, форели рядом делать нечего. Где форель училась делать свой пируэты, там хариус преподавал. Но тем не менее, наловили вполне, для того, чтобы попробовать его во всех видах.



Попросили коптилку у хозяйки и Витёк, как мастер по этому делу, вызвался накормить коллектив копчёным хариусом



Утором следующего дня, Любава – так я звал свою жену – выказала ухудшение состояния, связанное с желудком. Таблетки, типа "Мезими" и "Эспумизан" пробовались уже накануне и ни к чему не привели. Надо было срочно собираться и везти её в больницу. В Пяозере отправили в Лоухи. Там, молодой мальчик -терапевт, сделав УЗИ и узнав откуда мы приехали, объяснил, что ничего страшного нет: но по приезде обязательно обратиться к врачу. Дорога прошла идеально. Через двое суток были в Калининграде. Жене стало ещё хуже. Вызвали скорую, отвезли в многопрофильную. После осмотра и повторного УЗИ, дежурный хирург огласил смертельный приговор – рак, четвёртая стадия. Печени нет, жить осталось недели две. Это было 14.08.2006 года.
28. 08. в селе Русское, на руках у бабушки - целительницы, Алифтины, жена скончалась.
P.S. Прошло десять лет, после тех страшных событий, но и сейчас с трудом смог написать последние строки. А мальчику-терапевту, что из Лоухов, большое спасибо: успокоил и дал спокойно доехать.
Конец. 09.07.2016 г. Калининград
Клёво когда есть точка клёва.

ВасиличЬ 79
администратор
Аватара пользователя
фидерист-доночник
Калининград-Биробиджан
Стаж: 3 г 8 м 13 дн
Сообщения: 725
Благодарил: 7288
Поблагодарили: 13234
Спасибо ОГРОМНОЕ! Последние строки читали с супругой со слезами на глазах!
Мы, р"усские, друг друга не обманываем!

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724
Вам большое спасибо. Очень хотелось до отъезда закончить. Сам боялся. Одно дело говорить об этом и совершенно другое - писать. Второе оказалось намного труднее. Спасибо за сочувствие.
Клёво когда есть точка клёва.

Змей
Аватара пользователя
Калининград
Стаж: 4 г 1 м 1 день
Сообщения: 299
Благодарил: 3110
Поблагодарили: 2824
Спасибо Алексей Алексеевич! Запоем читал.
кто хочет все и сразу, получает ничего и постепенно.

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724
История одного путешествия по Терскому берегу.

Около года тому назад позвонил приятель, с которым я познакомился в поезде Москва – Калининград в сентябре 2011 года. Мы тогда возвращались с Северного Урала. Это была первая, мною организованная, поездка в дальние края. И, как это водится, первый блин не был исключением из правил – не удался, то есть получился комом. Возвращались немного грустные и разочарованные, особенно я. Мало того, что не удовлетворил свои рыбацкие амбиции, так ещё и не оправдал надежды своих приятелей. Доволен остался только сын, который впервые принимал участие с подобной экспедиции и природа Северного Урала его очень впечатлила.
Вдруг во входном проёме купе плацкартного вагона появилась невысокая фигура человека одетого в бундесверовский камуфляж, с обветренным, румяным лицом, с небольшими, но очень живыми, глазами и остреньким носом.
« Привет, мужики! Откуда едете?»
Я, вкратце, рассказал о нашей поездке. Мы познакомились:
« Виктор», - представился попутчик, - А мы, с приятелем, тоже с Севера, но с Коми, - начал рассказывать Виктор, - охотились на реке Косью, бассейн реки Печеры». Позитивного человека видно сразу: энергия, которую он излучал, захлестнула нас с головой. Совершенно серьёзные проблемы, с которыми им пришлось столкнуться, неприятные случаи, которые происходили с ними на охоте в тайге, у него получалось представить, настолько в комическом свете, что мы, просто валялись на полках, хватаясь за животы. Мы уже позабыли свои печали и все обратились в слух. Рассказчиком Виктор оказался изумительным. Он рассказал о том, как уже несколько лет они проводят свои отпуска в тайге, питаясь тем, что даёт Мать Природа - рыба, грибы, ягоды и всевозможная дичь, в основном, пернатая: рябчики, утки, куропатки. При этом, в его рассказе нет-нет да и взорвётся фейерверком юмора, какая-нибудь занятная историями. Они, с друзьями, добираются двумя группами. Одна – поездом, другая – самолётом с ружьями до Москвы, и, затем, на поезде Москва – Воркута, до станции Изью. Знакомый, из местных, на мотоцикле забирает запасы еды и двух участников похода, тех, которые постарше. Затем на лодке, до заимки, что на берегу реки Косью. Молодым везде у нас дорога и все дороги им открыты, поэтому, Виктор с Валерой, взяв ружья и минимум - миниморо провизии, отправляются пешком по тайге. Идти очень тяжело: местами болота и кочкарник, тропинок, кроме звериных троп, нет. Идти два дня с ночёвкой. И когда выяснилось, что встречать, в этом году будет некому: я отказался. Быть обузой, если не хуже, мне не хотелось. А идея: пожить в избушке на берегу таёжной реки, ощутить то, ни с чем несравнимое, чувство единения с природой, вдохнуть всю сладость чистейшей речной воды и аромат таёжного воздуха, перемешанным с запахом костра, очень привлекала меня и была, чертовски, мне посердцу.
Конечно, я очень опечалился тем, что поездка срывается, но грустить долго не пришлось: посмотрев на моё уныние, Господь сжалился и … в первых числах июня, позвонил другой знакомый, Дмитрий и обратился с предложением: составить ему компанию в поездке на Кольский полуостров. Тут и думать нечего – конечно же: «Да». Идея была такая: ехать тремя экипажами. Два, подготовленных для бездорожья, джипа и мы, с приятелем, на легковой машине. Планировалось тремя машинами доехать до посёлка Кузомень, который расположен в устье реки Варзуга, на правом берегу, затем перегружаемся в один из джипов и уже двумя машинами на пароме переправляемся на противоположный берег, в посёлок Устье Варзуги. Оттуда, вдоль северного побережья Белого моря, на одну из многочисленных рек, впадающих в Белое море. Но дорог там нет. Можно ехать только во время отлива, непосредственно по дну, отступившего моря, преодолевая впадающие в Белое море речки, вброд. Причём, конкретной цели нет – остановимся там, где понравится. Забавно. При таком большом коллективе, вариантов «понравится» может равняться количеству участников. Продолжительность - дней на двадцать. Вернуться планировали пятого-шестого июля. Приятель отважился взять с собой в поездку сынишку, шести лет отроду. «Пусть с детства привыкает, хочу, чтобы рос настоящим мужиком!» - аргумент, заслуживающий уважения. Но, как известно: благими намерениями вымощена дорога в Ад. Но не будем о грустном… Отъезд планировался на пятнадцатое июня. Потом перенос на двадцатое – у кого-то, что-то не складывалось - потом на девятое июля, и, в конце концов - десятого и вместо трёх, на одной машине – на Л -200. Разовая шенгенская виза у меня заканчивалась пятнадцатого июля, а возвращаться собирались – с учётом всех переносов – двадцать шестого, то есть: на обратную дорогу визы у меня уже не было. Поэтому был взят обратный билет на двадцать шестое июля из Санкт-Петербурга. Я уже решил, что если ещё будет перенос даты, то от поездки откажусь. Но десятого июля, ближе к обеду, машина знакомого, приятеля Дмитрия Л – 200, с нарядной аэрографией на борту, стояла у подъезда.

Увидев, подъехавшую машину, я вышел навстречу своим компаньёнам. Хозяин машины, Эдуард и Дима уже ждали у машины. Свои пожитки я заблаговременно, по Дименому звонку, вытащил на улицу, ко входу в подъезд. Когда открылся задний борт машины я пришёл в замешательство: машина была забита доверху. Но Эдуард, человек не из тех, кто пасует перед трудностями. Узнав, что у меня находится в каждом бауле, тут же быстро произвёл ревизию моего скарба. После чего, его количество в два раза сократилось. То, что мы с Димой оговаривали заранее, те вещи, общего пользования, которые должен был взять я – это уже всё взял Эдуард, дублировать не стали. Затем он уплотнил уже уложенное, и мои вещи благополучно поглотило чрево автомобиля, все без остатка. Хотя первое впечатление было такое, что и консервную банку всунуть было некуда. Итак, вперёд, навстречу приключениям!
Пару строк о таможнях. Шли через Советск. Загнали в специальный ангар, для детального досмотра со смотровой ямой. Заставили выгрузить почти все вещи - искали оружие. Почему-то именно нашим оно было нужнее всех. Ни на Литовской, ни на Эстонской таможнях, так тщательно никто не досматривал. Мало того, даже простили лишние десять литров саляры, узнав, куда мы едем. Наверное, знают, что после Русских искать, уже, смысла нет: если бы что-то было, то оно было бы найдено. Проехав, примерно, километров триста, сделали небольшой привал для перекуса.
и продолжили путь.
Нам необходимо было попасть в Кузомень в рабочее время, чтобы успеть на паром. Дима созванивался с паромщиком и сообщил ему о том, что мы уже едем по Карелии и, примерно, назвал время нашего приезда. Никогда нельзя загадывать наперёд: мудрости, они, поэтому и мудрости, что несут в себе опыт тысячелетий, а одна из них как раз об этом и говорит: « Человек предполагает, а Бог располагает». Эдуард бессменно вел автомобиль, лишь перед Питером, под утро срубился, и мы решили, что лучше будет, если остановиться и всем отдохнуть: устали все. Час спокойного сна, хоть и в неудобной позе, но, по крайней мере, не на ходу, уже приносит облегчение и можно двигаться дальше. Следующая остановка была в полдень, следующего дня, за Питером.

И опять: заправка, туалет, перекус и в путь – рассиживаться было некогда. Пока идём с небольшим отставанием от графика. Ох, уж мне эти графики. Их придумывают, наверное, для того, чтобы максимально усложнить жизнь человеку. А мы же в отпуске… Устал Эдуард, крепко сложен, полон сил и энергии сорокалетний парень, почти сутки не выпускал из рук баранку. Его сменил Дима. Хозяин завалился отдыхать на заднее сиденье, а я пересел на правое кресло. Управлять, сильно загруженной машиной, тем более тяжёлым внедорожником, не совсем одно и то же, что и пустой легковой. Диме, как обладателю легкового авто, конечно, пришлось немного осваиваться на водительском месте, привыкать и приноравливаться к некоторым особенностям тяжёлой и не очень приёмистой гружёной машины, поэтому некоторое время, чувствовалась напряжённость в управлении машиной. Когда появился в салоне запах горелого масла, я обратил внимание хозяина на этот факт, на что получил успокоительный ответ о том, что где-то на коллекторе выгорает масло. Когда же, минут через десять, в салон повалил дым, я, уже в резкой форме, рекомендовал Диме глушить мотор. Ну, вот и приехали. Подняли капот: из радиатора - пар, с перегретого двигателя – гарь. Впереди, метрах в ста пятидесяти заправка и телефон эвакуатора. Ждать пришлось недолго. Сразу же за заправкой поворот к районному центру Карелии городу Сегежа. На въезде – автосервис.

Машину оставили, а сами отправились на поиски жилья. Дело шло к вечеру. В первой попавшейся гостинице мест нет, вернее – есть, но «люкс» за четыре с половиной тысячи рублей в сутки. Решили так: если ничего другого не будет, то деваться некуда, будем брать. А пока, вызвали такси, и за сорок восемь рублей доехали до другой гостиницы. Там мест тоже не оказалось, но сердобольная дежурная, сев на телефон, нашла нам номер в гостинице «Выг»- от названия ближайшего озера.

Пустили переночевать, с условием, что в девять утра номер освободим. И на том спасибо. Утром в сервис. Сняли радиатор – побит оторвавшейся лопастью вентилятора.

Головку блока повело, Эдуард возил её в Петрозаводск, для восстановления. И так далее и тому подобное. Не буду утомлять вас, дорогие читатели, техническими подробностями. Скажу только, что, с учётом времени ремонта радиатора, подвоза
запчастей, сборки и регулировочных послесборочных работ, времени необходимо было на всё это - около недели. Хорошо, что хозяин автосервиса вошёл в наше положение, я имею в виду квартирный вопрос, и разрешил разместиться на, пустовавшем, третьем этаже его сервиса.
А с жильём в городе сложилась такая напряжённая ситуация, потому что правительство приняло решение о восстановлении Сегежского ЦБК. Предприятие было построено в 1939 году и явилось, как сейчас говорят – градообразующим. Потому, что на месте маленького разъезда появился город. В короткий срок комбинат решил проблему тарной бумаги в молодой советской стране. Как пояснили местные ребята: в Сегежу в настоящее время пригласили специалистов со всей страны, для восстановления предприятия.
Мы же, отбиваясь от тоски, не имея возможности, без транспорта, на какие-либо серьёзные вылазки, гуляли по городу и его окрестностям.
Еду готовили по походному - на костре.
. Удивительно: пока мы ждали окончания ремонта – время тянулось неимоверно долго, но когда мы оказались далеко в тайге – вспомнить было нечего, поэтому показалось, что этот отрезок времени пролетел совсем незаметно, как одно мгновение. Оно так и было, если бы не сожрало неделю отпуска – жалко. Исходя из этого, было принять решение: маршрут необходимо менять и Эдуард с Димой придумали такой вариант: поехать на ту речку, по которой они, уже который год, совершают сплав – это речка Пана, являющаяся крупнейшим притоком нашей любимой реки - Варзуги. Конечно, я безропотно согласился. Мало того, очень был рад такому повороту в нашей экспедиции. Уже и не надеялся порыбачить. Очень люблю новые места, новые речки, тем более, что планировалось посетить, по пути следования, ещё одну речку – Индель. Знакомая мне дорога на Варзугу, от Кандалакши до Умбы и далее до конечной цели, проходит сначала вдоль Кандалакшской губы, а затем вдоль побережья Белого моря. Кандалакшская губа – это узкий, длинный залив в Белом море.

На берегу которого расположен город Кандалакша. От мыса Святой Нос, на северо - восточной оконечности Кольского полуострова, по линии, проведённой до мыса Канин Нос - полуострова Канин, расположенного в Архангельской области, в Ненецком автономном округе, проходит граница разделяющая Белое и Баренцево море. Обязательно сделали остановку при пересечении Северного Полярного круга. Стеллу обновили, сделали очень нарядной.

Освоение Кольского полуострова относят к 3-2 тысячелетию до НЭ. Это были стоянки охотников на китов, моржей и тюленей. Их стойбища находились в устьях рек. Но в результате горообразовательной деятельности земной поверхности, горло, соединяющее Белое и Баренцево моря, мелеет, и киты перестают заходить в Белое море. Соответственно и охотники уходят в поисках добычи на север к Баренцеву морю. Эти места начинают обживать саамы, а ещё позже - карельские племена. Заселение славянами, т.е. Русскими, началось, примерно, с седьмого века и шло в три этапа: первые осваивали эту землю Новгородцы, так как она входила состав Новгородского княжества. На тот момент, а это 13 – 14 века, Новгородская республика была самое крупное государственное образование в истории Восточной Европы. « Республика» – потому, что правители – князья выбирались и приглашались на княжение в результате выборов. В её состав входили северные земли от Баренцева моря до Уральских гор. В грамоте 1264 – 1265 годов были перечислены Новгородские волости. Среди прочих, впервые упоминалась волость Тре. Второй этап заселения Кольского( Тре) – были Ростово – Суздальские переселенцы. Третий – это беглые стрельцы и первые раскольники.
Во второй половине четырнадцатого века в Новгороде, за право занимать духовную должность, необходимо было платить, т.е. внести симонию. Часть духовенства, а вместе с ними и миряне были против этого, считая, что должность нужно заслужить делами. Жалобу, посланную в Константинополь, являющийся на тот момент центром православия, удовлетворили. Но указ, как это часто бывает в России, не был исполнен. Была лишь снижена ставка симонии, что не решило главного противоречия. Произошёл первый раскол церкви. Вероотступников называли стрегольниками. Когда масштабы недовольства создали реальную угрозу раскола Православия в Новгородском княжестве, возникла необходимость борьбы с инакомыслием. В 1375 году руководители Новгородских стригольников были преданы Анафеме и утоплены в реке Волхов. Рядовые же верующие, дабы не изменять своим убеждениям подались подальше от столицы. Думаю, что как раз в это время Терский берег пополнялся беглецами. И так, давайте вернёмся во времена оные. Новгородские рыбаки, купцы, корабли скандинавов, проплывая вдоль северного побережья Кольского полуострова, неминуемо встречали на своём пути высокий скалистый мыс, далеко вдающийся в море. Мыс называли Терским. Со временем и на весь полуостров перешло это название. Существует две версии происхождения названия - Терский. У местных древних саамов Термь, Тьерми – обозначает возвышенность, что соответствует рельефу терского мыса. Окончание в русской интерпретации у новгородцев стёрлось и осталось лишь тьер, тер. Второй вариант - в научном труде по истории русского учёного Надеждина в 1837 году звучала такая фраза: « Новгородцы называли русскую Лапландию странным названием - Тре, которое происходит от шведского - trae, датского – tree, англо-сакского – trev, что обозначает – дерево, лес. Этого «добра» на полуострове тоже достаточно. Следовательно: обе версии имеют право на жизнь. Долгое время Кольский полуостров назывался - Лапландия, на старославянском языке такое географическое понятие, как «полуостров» назывался «наволок». Соответственно и наш полуостров назывался Терским наволоком. Первые славянские поселения упоминаются с 1419года. Это год основания поселения Варзуга, чуть позже Умба - в 1466 году. Рядом с посёлком Кузомень, стоящим в устье реки Варзуга, образованного значительно позже, из-за боязни грабительских набегов Викингов, обнаружены две славянских могилы седьмого века. Люди, живущие по берегам Белого моря называли себя «поморами». В 1471 году 14 июля, после окончания Московско – Новгородской войны и поражения Новгородцев, по мирному договору, между ними под власть Москвы перешёл и Терский наволок. А в 1486 году официально вошёл в состав Великого княжества Московского. После этого вышла грамота, о запрете ходить рыбакам Новгорода на Терскую сторону, принадлежащую Москве. Затем, название полуострова плавно приближалось с современному: полуостов Кола по названию реки и лишь в середине 19- го века этот участок суши приобрёл своё современное название. А Терским стал называться только прибрежный участок от Умбы до Святого Носа.
(продолжение следует)
Клёво когда есть точка клёва.

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724
ПРОДОЛЖЕНИЕ

С каким несказанным удовольствием я созерцал окружающую нас природу, когда, не доезжая несколько километров до посёлка Умба, мы свернули с главной трассы и оказались на просёлочной дороге. После пыльной, душной автосервисной «гостинницы», каким же милым и желанным был этот лес, эти болота, лесной ковер из ягеля. Я не против городов – куда от них деться, они дают нам средства к существованию и, вконце-концов, дают возможность вырваться из этих каменных мешков, в которые нас загнала цивилизация. Противопоставляя мелкой суете людской толпы, вечное стремление к обогащению и накопительству, Природа же вся без остатка отдаёт себя, сохраняя при этом достоинство и величавое спокойствие. Вместо непрерывного гула городского транспорта – шум леса, прибоя, а порой – звенящую тишь. Вместо запахов выхлопных газов, копоти и гари, которые источают города, и к которым мы на столько привыкли, что даже и не замечаем их – природа дарит нам букеты целебных ароматов, которые она копила веками. Вспомни: сколько раз ты проделывал это, войдя в лес: широко раскрыв ноздри и с благоговением закрыв глаза, набираешь полные лёгкие воздуха, делая глубокий вдох, и, надолго, задерживая дыхание, впитываешь всем своим существом этот пьянящий настой запахов - подарок Природы. В этом первом вдохе есть, что-то первобытное, естественное, природное, соприкосновение с вечностью, потому что это всё создатель произвёл на свет для тебя. Береги, не потеряй. Вдыхая этот аромат, ощущаешь, как молекулы распадаясь на атомы, проникают в каждую клетку твоего организма, наполняя её живым, настоящим, веселящим душу и дающим силу самой Матери - природы. Начинаешь чувствовать себя её частицей, свою причастность к её таинствам. Дышишь и не можешь надышаться. Какое счастье, что на нашей планете, пока ещё, всё это есть.
Наконец – то началось то, ради чего, собственно, и было всё затеяно. Вопреки моим ожиданиям и представлениям, дорога, по которой пролегал наш маршрут, была вполне пригодна для езды даже на менее подготовленной машине. Скорость движения, конечно, составляла в среднем менее двадцати километров в час. Хотя были участки с ровной песчаной дорогой, на которых скорость достигала семидесяти и более км\час, к сожалению, их было совсем немного. Но никто и не рассчитывал на автобан. И так, преодолев несколько полуразрушенных мостков,

болотистых низин,

каменных распадков через шесть часов, пройдя расстояние около ста тридцати километров, мы добрались до реки Индель.

Ребята были удивлены, что мы в одиночестве. По сравнению с прошлыми годами, это было непривычно: одна сплавная группа сменяла другую. Причём география сплавщиков была самая широкая – это и москвичи, и питерцы, и ребята с Урала, и с Беларуси, и с других регионов необъятной России. В этот раз царила полная тишина, что, лично для меня, нисколько не омрачало радости общения с природой, а скорее, даже, наоборот. Выбрав местечко поудобнее - разбили лагерь, состоящий из двух палаток и шатра. Какое спасение для туристов это простое сооружение – шатёр с противомаскитной сеткой. Можно спокойно, не отбиваясь от комаров, мошки и гнуса сесть за стол и «пуститься во все тяжкие»: опрокинуть рюмочку и закусить свежесолёным хариусом, на куске черного хлеба с маслом. После завершения всех организационно - хозяйственных мероприятий, мы с Эдиком схватились за спиннинги и помчались к воде. Когда при забросе под противоположный берег, в то место, где в речку впадал небольшой ручей, на первом же обороте ручки катушки я ощутил рывок и в ответ на подсечку, на том конце снасти заходила сильная рыба - в эти секунды моя рыбацкая душа воспарила. Первая поклёвка на незнакомой реке – это всегда интрига. Тем более на лососёвой реке. После непродолжительной борьбы с рыбой и течением, в прозрачнейшей воде я увидел щуку, которая, похоже, тоже меня увидела, и, судя по её поведению, не очень-то обрадовалась нашей встрече, потому что с удвоенной силой рванула в противоположную от меня сторону. Фрикцион был настроен весьма благодушно и по–стариковски ворча (весь в хозяина) позволил рыбке немного погулять, но не долго. Речные обитатели, по сравнению с обитателями стоячих вод, более «тренированные» и соответственно при вываживании оказывают более упорное сопротивление. Но после того как я узнал хищника, церемонии закончились, и в скором времени рыба оказалась у меня в руках. Не скрою - получил массу положительных эмоций, хоть и не лосось, но рыба билась, за своё щучье счастье, очень достойно. После автосервисной консервно – тушёночно - макаронной пищи очень хотелось похлебать ушички из свежепойманной рыбки. Да простит меня «Зелёный патруль» – отпущенных рыб не было, «всё для фронта всё для победы». И мелкий хариус, оказавшийся у меня на крючке, полетел в котёл наших желаний вместе со щукой и окунем.

Когда мы сели за стол было пять утра, солнце уже стояло высоко и только часы могли внести ясность в иллюзию и привести в соответствие пространство и время. Для продолжения нашего путешествия нам необходимо было форсировать речку Индель вброд. У Эдуарда были сомнения связанные с уровнем воды – уровень был высоковат. Решили сутки провести на Инделе и понаблюдать за уровнем воды, для чего в дно был забит колышек вровень с поверхностью воды. Грани между днём и ночью были размыты и мы ориентировались только по самочувствию: устали, захотели спать - спим, проголодались – готовим и едим. Только иногда, ради интереса, взглянув на часы, поражаешься этому несоответствию их показаний с привычным для нас положением небесного светила. Рано восходящее солнце спать долго не позволяло, так как в палатке становилось невыносимо жарко. Отдохнув после дороги и перекусив волшебным блюдом, под названием: картошка жареная на сале, в исполнении Эдуарда,

пошли проведать то место, где предполагалось форсировать речку. Река в этом месте, в ширину, была не более сорока метров, дно галечное, въезд и выезд чётко просматривались. Видно было, что это место не раз уже использовалось для переправы. Единственная трудность – это определить непосредственно траекторию, по которой должен пройти автомобиль. Обычно, на подобных перекатах, отмели проходят по дуге вниз по течению. Нам оставалось только определить радиус дуги. Для этого исследовали дно и обнаружили, что-то вроде колеи – след от когда-то прошедшей машины. Замеры глубин показали, что если вода прибывать не будет, то мы эту преграду должны успешно преодолеть без дополнительных технических средств, типа лебёдки, которая у нас, конечно же, присутствовала. Погостив ещё немного на Инделе, прогулялись по его берегам со спиннингом. Результат лова был весьма скромен: несколько не очень крупных хариусов и всё. Делать здесь больше нечего – решили мы и утром следующего дня, собрав палатки и уложив скарб, двинулись к переправе. В забродном костюме, я стоял посреди речки в том месте, где машина должна была сделать поворот к точке выезда. Эту точку обозначал Дима, одновременно выполняя обязанности оператора. Было заметно, что Эдуард немного нервничает: ближе к середине реки начал добавлять газу, создавая при этом ненужную волну. Я его понимаю – заглохнуть или забуксовать в этот момент было бы нежелательно, тем более, что его забродный костюм был на мне, а спасательной лодки у нас не было. Но всё обошлось и мы благополучно двинулись дальше: - вероятно лимит дорожных проблем мы уже выбрали, причём года на три вперёд – думал я. Дальнейшая дорога особенных трудностей нам не подкинула и мало чем отличалась от уже преодолённой. Единственная мысль немного омрачала благодушный настрой – а что если вдруг начнутся обильные дожди, и мы не сможем переправиться через реку обратно, будет «весело», особенно мне, потому что дату отправления поезда уже не перенести. «А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо». Очень оптимистичная песня.
И вот, через четыре часа ёрзанья по просёлочной дороге, с преодолением нескольких, доживающих свой век мостов и форсирования водных преград, с чувством глубокого удовлетворения мы оказались на берегу реки Пана.

Когда – то дорога продолжалась дальше через мост, останки которого покоились по обоим берегам реки. Теперь дорога спускалась к реке и выходила из неё на противоположной стороне. Думаю, что наша машина эту водную преграду, при нынешнем уровне воды, не преодолела бы, но нам туда и не надо было. «Нас и здесь неплохо кормят».
Некрасивых рек не бывает и Пана очередное тому подтверждение. То, сужаясь в быстрины, то разливаясь неспешными плёсами, то журча на перекатах, омывая валуны, разбросанные по всему руслу, рождённая из системы озёр - близ горы Фёдорова Тундра - расположенной в самой середине Кольского полуострова, протяжённостью сто четырнадцать километров, является правым притоком Варзуги. Вода в реке холодная, – даже летом – прозрачная и вкусная. Река протекает через тайгу, поэтому берега украшены берёзами, елями и соснами.

Как только окончили осмотр места, и было принято решение о том, что это – то, что надо и, следовательно, остаёмся здесь, Эдуард в одно мгновение оказался уже в забродном костюме, схватил спиннинг, уже готовый к бою - он его никогда не зачехлял и перевозил вместе с катушкой – и помчался рыбачить. Для меня, такое поведение было, мягко говоря, немного странновато и непривычно: как-то не по-русски. Обычно, мы всегда начинаем с разбивки лагеря, накрываем стол. «За приезд», «за рыбалку» и лишь тогда, выполнив обязанности, и исполнив ритуал, готовимся к рыбалке. На что уже я нетерпеливый – всегда охватывает трепетное волнение перед встречей с незнакомой речкой – и то, держусь из последних сил и не нарушаю традиций, и покорно «несу свой крест». Слава Богу - Дима не последовал за Эдуардом, а поддержал меня в плане выполнения ритуала, что и сказалось в дальнейшем на всей рыбалке. Место, которое мы выбрали, судя по всему, уже не раз служило пристанищем путешественником, и было не только удобно, но весьма живописно. Из останков моста был сооружён длинный стол – с видом на речку - из массивных досок, лавками служили оставшиеся несколько брёвен, и находился на продолжении дороги, которая когда-то входила на мост, дальний конец стола нависал высоко над водой и напоминал трамплин для прыжков в воду.

Прежние обитатели заботливо оставили на столе несколько головок чеснока и несколько луковиц.
Наконец – то, ход и у меня дошёл до рыбалки. Разобрав свой шимановский телескоп Эксэйж 2.7 м, с тестом 10-30 г с катушкой Twin Power 3000 XTR, которой вчера в обед исполнилось семнадцать лет (делали же японцы), если бы она умела говорить – таких бы ярких рыбацких историй понарассказывала - заслушались бы и, облачившись в вейдерсы, захожу в воду. Заходить тяжело: дно усеяно небольшими – размером со страусиное яйцо - скользкими камнями, но преодолев это препятствие, дальше идти легче: плотный галечник. Идти пришлось аж на середину речки, потому что глубина уходит от середины до противоположного берега. Ох, и далеко же придётся идти с рыбкой до берега, вываживая её – подумал я. С учётом того, что течение под тем берегом не очень быстрое, глубина, относительно, небольшая и пасмурно – ставлю небольшую белую колебалочку от ДАМ - 16 г. Самая волнительная минута – это первый заброс, «как ждёт любовник молодой минуты первого свиданья». И вот течением подхватывает блесну, я же, выбрав слабину шнура, наклоном спиннинга и скоростью подмотки, регулирую глубину прохождения блесны. Не успела блесна пройти и пяти метров, как лёгкий, но чётко обозначенный рывок передался в руку. Автоматически, не раздумывая, рука выполняет подсечку. В ответ несколько рывков и … сход. Судя по силе сопротивления, можно было предположить, что рыбка была небольшая, скорее всего – хариус, но, всё равно, очень вдохновляет: первый заброс и сразу поклев (с ударением на «о», как говорят на Алтае). Делаю повторный заброс, повторяю всё, как и в предыдущий раз, но мимо. Что делать – упрямства мне не занимать: продолжаю обкидывать предпорожную ямку. Через пару забросов опять поклёвка, но более жадная, резкая – подсечка и над водой взмывает серебряный слиток килограмма на два. Сердце остановилось: сейчас уйдёт, последовало несколько мощных рывков и потяжек и опять свеча…
Сколько раз я терял сёмгу на свече - а то, что это была, именно она, сомнений у меня не было - теперь уже и не вспомнить. Свечка - это, пожалуй, наиболее эффективный метод борьбы с рыбаками, который находится в арсенале у лососевых, а наиболее эффективный метод борьбы со свечками, которым пользуются опытные рыбаки – это, как можно ниже держать конец спиннинга, но при этом всегда необходимо учитывать то, что в воде могут и, как правило, находятся валуны, об которые можно легко обрезать шнур. Леска, особенно с флюорокарбоновым или иным антиабразивным покрытием, в этом смысле, конечно на много надёжнее. Да и дополнительная амортизация в данной ситуации не будет лишней. Теряем, конечно, в дальности заброса и в чувствительности, но при ловле на такой реке дальность заброса вообще не актуальна, а чувствительность при ловле сёмги не требуется: поклёвку не прозеваешь, а вот спиннинг прозевать можно, если расслабишься.
Но Бог миловал, да и разгуляться рыбе было особенно–то и негде: глубина была небольшая. Это во-первых, а во-вторых - это она такая шустрая, только зашедшая с моря, а эта, судя по цвету- серебро–то уже почерневшее,- а это значит, что рыбка уже давно в реке, и силёнки у неё не те. Но она всё равно остаётся сёмгой, и сдаваться без боя не намерена. Я же, отпустив фрикцион до разумных пределов и заставляя своего соперника постоянно трудиться, не спеша, аккуратно переставляя ноги между скользкими камнями, продвигался к берегу. Видно было, что рыба устала и шла за мной, как собачонка на поводке. Но за много лет охоты на лососевых уяснил себе, что расслабляться ни в коем случае нельзя, и ухо держать востро: как бы сильно она не была утомлена, а на финишный рывок, рывок последней надежды всегда силы найдутся. И в этот раз, чуть почувствовав под брюхом дно, рыба мгновенно делает разворот и с удвоенной силой устремляется от губительного берега. Вязкий фрикцион «твина», нехотя разрешил шпуле сдать немного лески и успокоился, а вместе с ним успокоилась и рыба, и лишь оказавшись на прибрежной мели, дабы не терять своего семужного достоинства решила ещё раз показать свой характер бойца - забеспокоилась, забулькатила, задёргалась, пытаясь развернуться головой от берега, но жёстко схваченная опытной рукой за основание хвоста, окончательно признала своё поражение и затихла.

. Взвешивание показало два килограмма сто граммов. Окрылённый успехом, я бросился, опять на исходную позицию. После нескольких пустых проводок, рывок оповестил о поклёвке, после подсечки, в первые секунды появляется неприятное ощущение – зацеп: блесна стала «колом» и никакого движения, но это только первые секунды. Через несколько мгновений рыба неслась с огромной скоростью, сопровождая движение мелкими частыми рывками. Так, обычно, ведёт себя окунь, на наших заливах, попавшийся на спиннинг. Мои попытки, хоть немного подтащить рыбу к себе вызывали у неё бурный протест и массу возражений. Но и я-то не первый раз на рыбалке, единственно, что у меня вызывало некоторые опасения, так это спиннинг: он не был рассчитан на борьбу с серьёзной рыбой. Хотя тест - от десяти до тридцати грамм - тоже нельзя назвать лайтовый. Вариантов нет: осталось бороться тем, что есть. Только, - и говорю об этом постоянно, - очень грамотно надо отрегулировать фрикцион, то есть найти ту золотую середину между силовыми возможностями спиннинга, разрывной нагрузкой шнура или лески и силой сопротивления рыбы. И будет вам счастье. А пока: рыба ходила по дуге то влево, то вправо. Ни свечи, ни попыток увеличить радиус дуги, который составлял, примерно, метров пятнадцать – семнадцать. Мне ничего не оставалось, как только продолжать вращать ручку катушки, всё время напрягая соперника, спиннинг, конечно, в дугу, но без фанатизма. И шаг за шагом, очень медленно, с остановками, осторожно ощупывая ногами дно, продвигался к берегу. Мой опыт подсказывал, что, скорее всего, рыба не крупная, потому что смотов почти не было, а если и были то совсем небольшие, и наверняка засеклась поперёк. Когда, я всё-таки с трудом подтащил рыбу ближе, то в прозрачной воде можно было рассмотреть какое-то горбатое чудище, причём блесна висела на вершине горба. В конце концов, мне всё-таки удалось справиться с монстром. Каково же было моё удивление: - такую рыбу я ещё не ловил - это был крупный самец горбуши в брачном наряде.
Как, из красивой серебристой рыбы, мог получится такой несимпатичный зверь? С серо- фиолетовым отливом, с узкой длинной пастью, увенчанной на конце «пучком» крупных острых зубов. Внимательно рассмотрев эту шутку природы и сделав несколько кадров на память, рыб был возвращён в родную стихию. Теперь было ясно, откуда взяла своё название эта рыба. Через некоторое время попалась «жена» этого красавца с горбом. Но она ему была явно не пара. Стройная, элегантно одетая, очень красивая рыбка.

И сопротивлялась очень достойно, чем доставила огромное удовольствие. После этого было выловлено ещё несколько самцов, которые клевали по - нормальному – не горбом. Совершенно неожиданно, через полчаса «пулемётного» клёва, как обрезало. Когда же я захотел перейти на ту сторону по мелкому перекату, чтобы отцепить, забившуюся под камень, блесну, то обнаружил стаю самцов горбуши, которая стояла одна возле другой, на пол туловища опережая соседнюю. Таким образом: получалось что-то вроде ступеней, так летают на парадах самолёты – «уступом». Очень впечатляющее зрелище. Завидев меня, рыба не очень–то и испугалась, только первые, наиболее крупные особи немного продвинулись вперёд, увеличивая дистанцию между нами. Вот это загадка для рыболова! Получается, что рыба-то есть, но брать блесну не хочет, а ведь ещё несколько минут назад жадно брала. Этот факт, конечно, заставил призадуматься над загадками природы. Какой фактор может влиять на клёв? То, что рыба, особенно летом, лучше клюёт зорями, то есть ранним утром и вечером, люди знали очень давно. Леонид Павлович Сабанеев писал об этом, обобщив в своём труде опыт многих поколений, ещё в восемнадцатом веке. Увеличение освещённости, из-за высоко взошедшего солнца, в прозрачной воде, делают рыбу более пугливой и недоверчивой. С прогревом воды, и без того тёплой в летний период, может негативно отразиться на клёве. Но в моей ситуации, ни о какой пугливости речь не идёт: стадо стояло у моих ног и не спешило убегать, а температура воды может и увеличилась, но оставалась студёной. Но рыба наотрез отказывалась брать приманку. Чудеса, да и только. После полудня, ближе к вечеру клёв возобновился. Было очень похоже на то, что горбуша совершенно вытеснила сёмгу и этот факт меня и моих друзей очень огорчал. Ещё один неприятный момент, который постоянно присутствовал и отравлял отдых, особенно когда солнце начинало клониться к горизонту - это вездесущая мошка. Не помогали ни репеленты, ни маскитные сетки на шляпах. Ещё один неприятный момент, который постоянно присутствовал и отравлял отдых, особенно когда солнце начинало клониться к горизонту - это вездесущая мошка. Не помогали ни репеленты, ни маскитные сетки на шляпах. Единственным спасением был костёр, вернее даже не сам костёр, а дым от него, который добывался здесь же из зелёных веток. Но после захода солнца резко холодало, и этот «страшный зверь» исчезал. Можно было облегчённо вздохнуть и расслабиться. Спокойно посидеть в кругу друзей, любуясь буйством красок на темнеющем небосклоне, отражённом в реке.

На следующий день мы с Эдуардом решили прогуляться вдоль реки. Очень хотелось заглянуть за поворот и узнать, а что там.
Я не раз писал о том, почему люблю реки. Подошёл к берегу озера – вот оно всё перед тобой. Никакой интриги. С речкой же всё обстоит совсем иначе. Никогда нельзя узнать, что там дальше за поворотом, пока не дойдёшь. Дошёл, а там другой поворот, а за ним следующий. И так без конца. Поэтому с речкой прощаться всегда нелегко, всегда остаётся осадок незавершённости. Я думаю, что это вечное желание человечества заглянуть за горизонт познанного, узнать, а что там за гранью видимого, возможного и толкает вперёд науку, двигает вперёд прогресс. Есть такая теория, что лень двигатель прогресса. Неохота ходить ногами – велосипед, неохота крутить педали – двигатель внутреннего сгорания, пульт к телевизору, чтобы не вставать и так далее и тому подобное. Мне кажется, что ленивый, как лежал на своём диване, так и останется его пролёживать до дыр, до конца дней своих. А прогресс двигают смелые, любознательные, у которых внутри горит огонь жажды познания, те, которые с самодельными крыльями прыгали с высоты и разбивались, летели в космос для того, чтобы рискуя жизнью, узнать: а что там? Опускались в батискафах в морские глубины, всё с той же неуёмной жаждой познания.
( продолжение следует)
Клёво когда есть точка клёва.

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724
Зимний лосось


Постижение морской рыбалки в Балтийском море мне далось не просто. Воображение очень будоражили рассказы бывалых рыбаков о силе, с которой лосось оказывает сопротивление при вываживании. Ловил каждое слово, расспрашивал о блёснах, снастях, экипировке, о местах лова. Для меня это было, что-то совершенно фантастическое, если ещё учесть тот фактор, что я только-только начал осваивать серьёзно спиннинговую рыбалку.
Нельзя сказать, что спиннинг мне был совершенно незнаком. Ещё пацаном отец давал мне свой старенький - из клеёного бамбука — спиннинг и, пока они с матушкой рыбачили на донки, я бродил по берегу и отрабатывал заброс с инерционной катушкой. Тоже наука ещё та: сколько «бород» пришлось распутать и не счесть, пока более или менее не постиг основы мастерства. Однажды, во время очередной рыбалки с родителями на карьерных озёрах, не усидел долго на месте, взял спиннинг и решил прогуляться. У отца была небольшая металлическая коробка из под конфет монпансье, с откидной крышкой на петлях. В ней он хранил, обёрнутые шерстяной тряпицей, блёсны, привезённые из Германии, и там же лежал маленький зелёный кусочек шлифовальной пасты ГОИ. Чудесный, необычный запах, который исходил из этой коробки, не был похож ни на какой другой. Иногда, когда никого не было дома, я тайком от родителей брал её и с благоговением открывал, любуясь этими металлическими рыбками, с очень изящно вырисованными чешуйками, глазами и жабрами. Среди больших, широких блёсен была пара совершенно непохожих — маленькие блестящие лепестки одетые на тонкую проволоку, украшенные яркими красными бусинами, которые производили на меня впечатление, как, наверное, красные бусы на папуаса. Тройник также был украшен метёлочкой ярких блестящих ниток. Но как ими ловить я тогда не знал, ведь они такие лёгкие. Вот эту коробку мне и вручил отец. Радости моей не было предела. Тогда я для себя сделал вывод о том, что если отец мне доверил такую вещь, значит я уже совсем взрослый. Я выбрал самую любимую — широкую у тройника и сужающуюся к вертлюгу «золотую» с чешуйчатыми насечками, красными жабрами и отчеканенным глазом.
Как рыба клюнула, и как я с ней боролся - этого я не помню, помню только, что когда щука оказалась на берегу, меня окружила толпа отдыхающих и все восторгались огромным размером рыбы. Это была первая моя щука, да и вообще первая рыба, пойманная на спиннинг. Мне тогда лет двенадцать было. Позже, когда довелось после академии проходить службу в дальнем гарнизоне на берегу Иртыша, я, в осенний период, часто ходил на рыбалку со спиннингом и весьма успешно. Снасть была, конечно, допотопная — металлический двухколенный с соединительной гайкой спиннинг с невской катушкой и леской - ноль шесть.
На тот момент, когда я решил переключиться только на спиннинг мои старые снасти совсем не годились. Я приобрёл для морской рыбалки спиннинг Гари Лумис, длиной три двадцать с тестом от двенадцати до сорока двух грамм, катушку Шимано Твин Повер 3000, несколько лососевых блёсен, неопреновый забродный костюм от Фладен Фишинг, четыре миллиметра толщиной, забродную куртку с капюшоном и неопреновые перчатки. С этим арсеналом я приступил штурмовать берега Балтийского моря с целью поймать лосося.
С первого декабря заканчивается запрет на лов этой рыбы и если погода позволяет, то можно рыбачить всю зиму.
Икромёт балтийского лосося, как впрочем, и большинство лососевых, проходит осенью в октябре, ноябре. При этом он собирается у устьев речушек, впадающих в море и, как только позволяет уровень воды вместе с прибойной волной заскакивает в речку. Однажды наблюдал это действо. Завораживающая картина. А если лосось не успел заскочить в ручей, тогда из отхлынувшей волны на пребрежном песке вдруг оказываются большие красивые, сильные рыбы, стремящиеся вернуться по уходящей воде в родную стихию, активно при этом работая хвостом. Отметав икру, он не погибает, как некоторые его дальневосточные сородичи, а благополучно возвращается в море и начинает восстанавливать форму, частично утраченную во время икромёта, при этом активно питаясь. В прибрежных водах лосось остаётся до начала мая. С прогревом воды уходит на глубину, уступая место саргану.
Тот первый год — год освоения нового, для меня, вида рыбалки. Освоение проходило методом проб и ошибок. Хорошо, что хоть с погодой повезло —зима была почти без морозов и я при первой же возможности, один или с женой, ехали на море. Береговая рыбалка в море сама по себе очень непредсказуема: далеко не всегда погода балует рыбака, тем более - зимой. При южном ветре, волна значительно меньше, и блесна летит дальше, и ветер в спину значительно комфортнее, но как показал опыт — клёв хуже. При северных направлениях, когда скорость ветра не превышает четырёх метров в секунду, и высота волн позволяет зайти в воду рыбачить, конечно, ни так комфортно: частенько приходиться подпрыгивать на волне, чтобы не черпануть зашиворот ледяной водички или завидев высокую волну вдруг неожиданно выросшую перед тобой, (наверное - девятый вал) разворачиваешься, подставляя спину и она перекатывается через тебя, накрывая с головой. И только непромокаемая куртка с капюшоном спасает от неприятности- получить холодный душ. Как пошутил один знакомый —какой-то фишсёрфинг. В то время, когда я начинал осваивать морскую рыбалку, таких как я было совсем немного, да и сайтов рыболовных ещё не было, поэтому обмен информацией происходил в рыболовных магазинах. Создавались своеобразные клубы по интересам. Был и у меня любимый магазин, в котором собирались лососятники, и где можно было почерпнуть интересную информацию о местах лова, спиннингах, катушках, наиболее уловистых блёснах и так далее. Сбор и накопление информации ощутимых результатов не приносил. Иногда попадалась мелочь до полу килограмма, а я мечтал побороться с большой сильной рыбой, но мне никак не везло. Несмотря на все неудачи, меня всё равно тянуло на берег Балтики. И каждый раз, с упорством носорога, я продолжал лезть в ледяную воду, невзирая на погоду. Порой направление ветра резко менялось и, только что спокойное море начинало раскачиваться, бурлить, создавая совершенно невозможные условия для рыбалки, или вдруг опускался холод, пропускные кольца начинали обмерзать, шнур становился жёстким, как проволока, несмотря на силиконовый спрей, которым я его обрабатывал накануне, и не укладывался на шпулю катушки, руки не слушались. Приходилось спасаться бегством. При этом, спасительная кружка горячего чая была на вес золота.
Я являл собой образчик стойкости и несгибаемости рыбацкого духа, друзья подшучивали надо мной, но ставили меня в пример таким же начинающим рыбакам, слабакам, которые «ломались» после нескольких неудачных рыбалок.
Рельеф дна, в тех местах, где мы рыбачим обычно такой — от берега идёт углубление, иногда резкое, иногда пологое, а затем значительное уменьшение глубины, иногда до колен. И только потом дно плавно уходит в глубину. В некоторых местах зайти можно очень далеко, оглянешься - и как-то не совсем уютно становится: стоишь, а вокруг море. Но при этом ощущение единения с такой грозной стихией вызывает какой-то первобытный, дикий, ни с чем несравнимый восторг.
Как-то раз во время очередной рыбалки, я стоял в воде, у кромки берегового припоя, и решал очень сложную, непосильную задачу: какую выбрать блесну. В это время ко мне подошёл мужчина с фотоаппаратом и попросил разрешения меня сфотографировать. Я был не против. А через какое – то время я обнаружил свою фотографию на обложке журнала Спортивное рыболовство №1 за 2005 год.
Ещё один очень важный аксессуар — совсем забыл - это поляризационные очки, особенно в ясную погоду: иногда на дне встречаются валуны, о которые можно споткнуться и занырнуть. Тогда рыбалка может быть испорчена, так как вода в это время года не совсем пригодна для купания — три-четыре градуса цельсия. Это вопервых, а вовторых — пока идёшь по воде к месту лова постоянно встречаешь морских обитателей прибрежных вод — мелкую камбалу, которая выскакивает из-под ног и проплыв пару метров, брюшком царапая дно, у тебя на глазах опять зарывается в песок так, что только две маленькие черные пуговки виднеются на песке. Ещё одна интересная рыбка, которая часто встречается — это песчанка, по форме тела напоминающая вьюна. Она тоже имеет привычку зарываться в песок, только длинненькая головка на пару сантиметров высовывается из укрытия. За что, наверное, и получила своё название. То вдруг испуганная креветка выскочит из под ног и часто перебирая лапками, зависает своим полупрозрачным тельцем в толще воды, будто мотылёк машет крылышками. Но для рыбака наибольший интерес представляют песчанки и стаи мелкого саргана с игольчатыми носиками: давно замечено — там, где много песчанки и мелкого саргана там обязательно крутится и лосось. И в третьих — поляризационные очки помогают увидеть рыбу, часто сопровождающую блесну, порой до самых ног. Поэтому блесну необходимо вести до конца: случались поимки совсем накоротке: в метре от рыбака. Однажды, я стоял на камне в море довольно далеко от берега и, не спеша, выбирая шнур, общался с таким же рыбаком, который также как и я стоял на камне, метрах в десяти от меня. Когда же я обернулся к своему спиннингу, то опешил от увиденного: блесна была в дух, максимум - в трёх метрах от меня, а за ней шёл крупный лосось. От неожиданности, инстинктивно сделал резкое движение спиннингом на себя, рыба испуганно резко развернулась и быстро ушла. Горячая волна прошла по всему телу и испариной осела на спине. Я поделился произошедшим с соседом и он сказал, что вчера у него была подобная ситуация и он в конце концов, всё-таки его поймал и посоветовал мне не сдаваться и, поменяв блесну, продолжить ловлю. Два часа я, не сходя с места, периодически меняя блёсны, тщетно «кипятил» воду. Фортуна не улыбнулась. Всю зиму я регулярно возобновлял попытки поймать рыбу своей мечты, но тщетно. Только вначале весны, мне всё-таки удалось победить проклятую тётку неудачу.
Была уже середина марта. С прогревом воды оживилась прибрежная мелочь. Чаще стали попадаться стаи мелкого саргана, выскакивала на поверхность песчанка. Лосось стал активнее гулять в прибрежной зоне, иногда выдавая себя бурунами, а порой и показываясь на поверхности. Часто посещая одно и то же, полюбившееся мне, место я обратил внимание на одну очень интересную и полезную особенность. Поимки рыбы происходили, примерно, в одно и то же время, на одних и тех же местах. Зная эту особенность, я старался подгодать время и место. И это сработало. Я зашёл метров на семьдесят и стоял по пояс в воде. По моим наблюдениям с шести до семи на этом месте обычно случались поклёвки. Конечно, я был далёк от мысли, что это произойдёт со сто процентной вероятностью, но рыбак надеждой жив, надеялся и я. Три месяца приходил сюда, как на работу, ведомый всё той же надеждой, но пока впустую. Одна из самых уловистых блёсен считалась Тоби 20 грамм от Абу Гарсия. С неё я и начал. Вечер был на редкость тёплый и тихий. Иногда на поверхности появлялись буруны. Это очень будоражило воображение и придавало уверенность, тем более, что сосед слева только что поймал рыбку килограмма под два.
Я продолжал веером обкидывать «свою территорию», меняя темп проводки, делая паузы, подыгрывая кончиком, и вдруг какая-то сила дёрнула за шнур с такой силой, что неслабый Лумис согнулся пополам, и подсечку делать уже было невозможно, чтобы не сломать удилище. Через мгновенье из воды вылетел серебряный слиток и с шумом плюхнулся в воду, первые несколько секунд я не смог сдвинуть рыбу с места, На мои попытки она отвечала мощными рывками. Хорошо со своими обязанностями справлялась катушка: фрикцион, который я уже успел ослабить, жалобно попискивая понемногу отдавал шнур. Спиннинг гасил резкие рывки лосося. Опыта борьбы с лососем у меня не было совсем. Я стал не спеша пятиться назад. Рыба упиралась не сильно и потихоньку поддавалась, перемещаясь то влево, то вправо, делая свечи. Сердце то замирает, то колотится где-то у горла и готово выскочить. Со стороны слышу - кричат, чтобы не поднимал высоко конец спиннинга. Совет принимаю и держу снасть почти параллельно воде. Свечи прекратились. Как только лосось стал приближаться к отмели, силы у него удвоились и он, развернувшись, рванулся в спасительную глубину. Фрикцион жалобно запел, а я напрягся от испуга, ожидая схода. Но вот смот прекратился, рыба попыталась опять сделать свечку, но смогла только выйти на поверхность и шлёпнуть хвостом. И опять я сокращаю дистанцию между нами, и опять, как только её живот чувствует под собой дно, рыба с новой силой устремляется от берега. И опять я выслушиваю жалобы фрикциона. Не помню, сколько времени продолжалась борьба, сколько раз рыба делала смоты, но только они становились всё короче и короче. Да, вот это боец! Не утомим. Этот сгусток мышц бился за свою свободу до конца, пока, в конце концов, не сдался, и не завалился на бок. Когда же я его все-таки вытащил на берег, то оказалось, что блесны у него во рту не было, она выскочила, а рыба держалась на шнуре, которым всю себя обмотала. Я долго не мог справиться с рыбой и со своим волнением, и дрожью в руках. Счастье было безмерным. Рыба потянула на два килограмма и двести граммов. Я как ребёнок, сидя на песке, любовался красивым, мощным, совершенной формы, веретенообразным телом с красивыми чёрными метками по серебру и принимал поздравления друзей, совершенно обалдев от счастья. Много ли человеку надо?
28.11.2016г. Калининград.
Клёво когда есть точка клёва.

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724
продолжение Истории путешествия по Терскому Берегу.

Все дни начинались, примерно одинаково: первым вставал Эдуард, - наверное-жаворонок- и начинал заниматься костром. Вслед за ним, матеря Эдика и его жаворонков, выползал из палатки и я. Как-то было неудобно валяться в то время, как компаньон трудится на благо общества. Я взял на себя обязанность кашевара, после того, как стал свидетелем приготовления этого утреннего блюда Димой. У меня, в отличии от Димы, всё строго рассчитано: количеству порций соответствует количество воды, сахара, соли и каши, и никаких - «на глазок». Тогда всё получается съедобно. Вторая палатка пробуждалась поздно и, мы с Эдуардом, к завтраку их не будили. На этой почве произошёл интересный, на мой взгляд, диалог между Димой и Эдиком, когда Дима нахваливал кашу:
-Алексеич молодец: вкусную кашку варит.
-Мог бы и поучаствовать как-нибудь
-Эдик, всё должно быть в кайф.
-Согласен, но в кайф должно быть всем, а не одному.
Дима, не отрывая глаз от миски, согласно кивнул в ответ, доедая кашу. А мы с Эдиком, взяв по спиннингу, по коробке с блёснами в рюкзаки и вейдерсы с ботинками, пошли прогуляться. Тропинка вдоль реки была отчётливо видна, но было заметно, что по ней давно не ходили. Поэтому приходилось, порой, продираться сквозь разросшиеся кусты, порой проще было обойти заросли лесом. Приходилось перешагивать через высоко лежащие ветви, или наоборот — поднимать низко нависшие. Через пять минут преодолений, я уже взмок, потому что в футболочке не прогуляешься: комары сожрут. Нужно отдать должное Эдуарду, если честно, я не ожидал от него такой нежной заботы обо мне. И руку подаст в нужный момент, и ветку нагнёт, и ногой подержит, чтобы я смог пройти, и через бревно, лежащее поперёк тропинки, поможет перелезть. Лишний раз убеждаюсь в том, что нельзя о людях делать скоропалительные однозначные выводы, чтобы потом не было стыдно. Мне показалось, что шли долго, а по факту не более полу часа. Вид, открывшийся нам, был весьма живописен. Чуть выше по течению река разливалась широким плёсом и по закону жанра, плёс, приоткрывал небольшую створку между крупными береговыми валунами, и рождал стремительный поток, из которого то тут то там выступали крупные камни. Потоки воды, ударяясь о них делились и закручивались, делая себе завивку, скрываясь под шапками белой пены, при этом, образуя привлекательные омутки с обратным течением, — характерные места стоянки хищника. Переодевшись в забродники мы с Эдуардом разошлись в разные стороны. Эдик пошёл проверить плёс, я же остался у быстрины и старался обловить заманчивые омутки, но тщетно: мне пока не везло. В скором времени Эдику попался довольно-таки крупный хариус на вращалку.



Очень тщательно обработав это место различными вариантами блёсен, не без разочарования, стал смещаться вниз по течению, прямо по воде, так как глубина и сила течения позволяли. Эдик, который только что был у меня за спиной, уже оказался впереди меня: очень хотел поймать большую рыбу. Он, наверное, не знал, что высокая скорость движения по реке к желаемой цели не приближает... Так и перемещались: Эдик впереди - я за ним, облавливая перспективные, на наш взгляд, места. И вот очередной заброс, в этот раз делаю за крупный валун, расположенный чуть ближе к противоположному берегу, метрах в сорока от меня. Стараюсь немного перебросить камень, так чтобы не напугать рыбу, если она там вдруг стоит, и провести блесну через нужное место уже в «заведённом» состоянии. Бросок получился, как хотел, но желаемого результата это не принесло. Блесна, двигаясь по дуге, уже завершала свой путь, как вдруг почувствовал - такой желанный - рывок и после подсечки на том конце заходила рыбина. Расстояние между нами было на более десяти метров. «Адвокатов» у рыбы, в виде сильной струи и хорошей глубины не было, а был лишь один очень строгий «прокурор» в моём лице, поэтому приговор был суров и обжалованию не подлежал. В результате бурной, но короткой схватки победил опыт и самочка горбуши, килограмма под два, оказалась у меня в руках. Мелочь, по меркам лососевых, а всё равно очень приятно, тем более, для самки горбуши - это почти предельный размер. Лосось, даже в таком положении - я имею в виду преднерестовое - с полным животом, уже крупной икры, остаётся лососем и всегда даёт бой.
У меня вызывает очень сильную озабоченность тот факт, что на семужной реке сёмги не было, зато горбуша присутствовала повсеместно и в большом количестве. Изучая этот факт более детально, я обнаружил, что не только я волнуюсь по этому поводу, но и ряд учёных, занимающихся экологическими проблемами, с связанными с переселением представителей дальневосточной ихтиофауны в Белое и Баренцево моря, бьют тревогу. Как—то представился случай оказаться в одной компании с рыбинспектором посёлка Варзуга. Он рассказывал, что в устье реки стоят рыбоулавливатели для того, чтобы можно было посчитать стадо и определить квоты на вылов сёмги — это во-первых, а во-вторых - регулировать заход горбуши в речку на икромёт. Горбуша идёт на нерест раз в два года, а её пускали раз в четыре.В отличии от сёмги у горбуши нет "родной" реки - ей всё равно в какую речку идти. Сейчас же все препятствия для хода горбуши убраны. Часть учёных утверждает, что горбуша сёмге не угрожает, так как по времени икромёт этих рыб не совпадает- горбуша — раньше, сёмга- позже. Также разнесены по времени скатывание малька сёмги и горбуши. Мало того, они предлагают запустить ещё малька горбуши с тем, чтобы икромёт проходил каждый год и значительно увеличилось поголовье этой рыбы.
Лично у меня складывается мнение об этой ситуации такое: крупные рыболовные компании по добыче, переработке и продаже горбуши, а также её икры, очень заинтересованы в увеличении стада горбуши- это и понятно, когда речь идёт, конечно же, об огромных деньгах. Иметь «карманных» прикормленных «учёных» от ихтиологии для лоббирования своих, корыстных интересов очень удобно.
При этом нерестилища у этих рыб находятся, практически, в одних и тех же местах. Занимая эти места, горбуша изгоняет всё живое, что представляет угрозу для икры и, вылупившихся из неё, мальков, вернее — эмбрионов с желтковым пузырём- в том числе и сёмгу пришедшую на свои нерестилища. И после икромёта горбуша ещё некоторое время остаётся на кладках, охраняя их. Срок созревания икры у неё колеблется от сорока пяти до шестидесяти дней. А что сёмга? Что достаётся ей? В вечно холодной воде рек Заполярья, погибшая на нерестилищах горбуша разлагается очень медленно, что также препятствует нормальному икромёту сёмги, для которой соседство с разлагающейся рыбой, выделяющей токсины, неприемлемо.
Очень жаль, если очередное бездумное вмешательство человека в дела природы приведут к непоправимым последствиям. Как мы объясним своим внукам и правнукам - почему исчезли те или иные представители живой природы. Хотя, как становится ясно — далеко не всем есть до этого дело. Однажды, бывший в прошлом, мой приятель, мне сказал: «Исчезла ведь морская корова с лица Земли и нечего страшного не произошло». Горько было слышать такое от человека, которого я считал своим другом. Сколько ещё их, рождённых с каменным сердцем, но с длинными, загребущими руками, для которых природа это лишь средство обогащения и удовлетворения своих нездоровых амбиций, живущих по принципу - хапну сегодня, а завтра и трава не расти?
На следующий день мы с Эдуардом решили, до обеда, разведать речку, только теперь - вниз по течению, а вечером, было принято решение, устроить баню. С тем и выдвинулись. Решили так: пару-тройку километров проехать на машине, а дальше пешком вдоль реки. Подъехали на максимально возможное расстояние к реке и, уже пешком, пробираясь сквозь густой кустарник, вышли к реке. По воде идти было далеко не везде возможно: глубина у берега и топкое дно очень затрудняли движение, но и идти по берегу, постоянно преодолевая препятствия в виде бурелома и густых кустов, тоже было очень грустно. День выдался очень тёплый, даже можно сказать — жаркий. Пот градом катился по спине, по лицу, заливая глаза. Река, в этом месте, глаз не радовала, потому что ему зацепиться было не за что: ни струи, ни валуна, ни изгиба берега. Ровная, с ровным течением и с ровным дном. Здесь могли быть щуки и окуни, но и они себя никак не проявляли. Пошвыряв безрезультатно минут сорок всевозможные блёсны, решили завязать с этим «грязным делом». К тому же, поднятая нами с кустов, летающая нечисть, в которых она пряталась от жары, очень взволновалась и, решив отомстить виновникам беспокойства, злобно на нас накинувшись. Пришлось срочным порядком ретироваться. В панике покинув поле боя с мириадами вампиров, желающих отведать нашей крови, мы быстро выбрались из негостеприимных зарослей. Убив одним шлепком ладони одновременно нескольких гадов на щеке, на память пришла знаменитая фраза из кинофильма «Оптимистическая трагедия» - Ну, кто ещё хочет комиссарского тела? - спросила героиня фильма, укладывая свой маузер в деревянную кобуру.
Тайга, в этом месте, чистая, с невысокими редкими сосёнками и берёзками, почти сплошь устелена ягелем. Прогулка по такой тайге — одно удовольствие: ни тайга, а парк.



Шли не спеша вдоль грунтовой песчаной дороги, собирая, то там, то тут попавшиеся на глаза грибы, в основном – подосиновики.



Пока дошли до машины на жарёху набрали. После обеда и после послеобеденного отдыха я переоделся в забродный комбез и полез на свой любимый перекат попытать рыбацкого счастья.



Дима с Эдуардом занялись сбором и укладкой камней для предстоящей бани. Технология у них отработана. Как мне объяснил Эдик: самое главное – найти большой плоский камень, который держал бы всю конструкцию. При нагреве, как известно, тела расширяются и если сложить печь без базового камня, то в самый неподходящий момент конструкция развалится, и ни малый труд пойдёт насмарку. Я от этой работы был освобождён по причине перенесённой болезни и по возрасту и выполнял продовольственную программу.
Рыбка ловилась плохо, может быть из-за шума на берегу, связанного с постройкой бани, а может ещё по какой другой причине, мне не ведомой. Но с задачей я справился: самку горбуши изловил. Очень хотелось побаловать себя после бани бутербродом с икоркой. Эдик был мастер на все руки, в том числе и по приготовлению икры.



Сложенная печь топилась долго – часа два-три: необходимо было, чтобы все камни раскалились до такого состояния, чтобы давали хороший пар.
Перед тем как накинуть тент необходимо было убрать не догоревшие дрова и золу. Затем вместе дружно накинули специальный тент с задней стенкой – та, которая будет близко к печке - из жаропрочной ткани.



Заранее запарили берёзовые веники и – в парную.
(продолжение следует)
Клёво когда есть точка клёва.

ВасиличЬ 79
администратор
Аватара пользователя
фидерист-доночник
Калининград-Биробиджан
Стаж: 3 г 8 м 13 дн
Сообщения: 725
Благодарил: 7288
Поблагодарили: 13234
Прикупил сегодня по случаю парочку экземпляров одного оочень интересненького журнальчика :good: !



Наверное, автору я его не отдам! :D :good: :good: :good:
Мы, р"усские, друг друга не обманываем!

Ласка
В сети
Аватара пользователя
Калининград Ул. 9 Апреля
Стаж: 4 г 3 м 29 дн
Сообщения: 1059
Благодарил: 13137
Поблагодарили: 12047
А где можно почитать этот журнал фанатам этого автора ? :girl_angel:
День, проведённый на рыбалке - плохим не бывает!

Люся Рыбка
Аватара пользователя
Калининград
Стаж: 3 г 10 м 2 дн
Сообщения: 386
Благодарил: 4023
Поблагодарили: 3376
Нина Александровна, если Вы хотите прочитать статью, то откройте в интернете "Проза-ру Зимний лосось Алексей Волотов". ссылка

ВасиличЬ 79
администратор
Аватара пользователя
фидерист-доночник
Калининград-Биробиджан
Стаж: 3 г 8 м 13 дн
Сообщения: 725
Благодарил: 7288
Поблагодарили: 13234
Ласка, Сегодня, 00:41 писал(а):А где можно почитать этот журнал фанатам этого автора ? :girl_angel:

Нина Александровна! Все гораздо проще! Телефон Вы знаете! :girl_phone: :car: :dinner:
Мы, р"усские, друг друга не обманываем!

Волотов Алекс
Аватара пользователя
хороший человек
жизнелюб
Калининград
Стаж: 4 г 13 дн
Сообщения: 341
Благодарил: 9512
Поблагодарили: 6724

И ещё раз о ручьевой красавице

Богата земля калининградская водоёмами и рыбой, перечислять устанешь, да и цель у автора совсем другая. С каждым годом всё больше и больше появляется рыбаков на берегах рек и озёр. Всё больше любителей лодочной рыбалки в наших заливах. Последние три- четыре года идёт активное освоение прибрежных вод Балтийского моря. Треска, судак, лосось, камбала, весной —сарган - это уже привычный перечень морской фауны. Недавно, гуляя по берегу моря, натолкнулся на двух рыбаков, которые успешно ловили леща и крупную- за килограмм- плотву у волнорезов, на фидерную снасть. В реках — жерех, голавль, язь, рыбец, щука, окунь, сом. В одной речке сохранился даже хариус. Очень жаль — почти исчез усач, а ведь ещё недавно его было много.
В маленьких речушках ещё можно встретить красавицу — пеструшку - ручьевую форель. Правда, всё реже и реже, а охотников на неё всё больше и больше. И я их понимаю: возможно, некоторых рыбаков, как и меня, привлекает даже не сама форель, а, в большей степени, природа тех мест, где эти речушки протекают и специфика рыбаки, которая совсем не похожа на другие. Некоторые речушки напоминают горные ручьи, они «воспользовались» глубокими «царапинами» на теле Земли , прочерченными ледниками, в которых, извиваясь змейкой, текут и по сей день. Их воды омывают валуны, разбросанные по руслу. На поворотах и под завалами от упавших деревьев в омутах прячется красивейшая рыба - форель.



Берега чистые легко проходимые, плавно переходящие из пологого в обрывистый, и обратно, в зависимости от изгиба реки.
Пойму окаймляют высокие крутые склоны, поросшие смешанным лесом. Огромные ели соседствуют с вековыми дубами и древовидными кустарниками лесного ореха,- ещё называемого - лещиной.
Другие выглядят совсем просто — равнинный ручей без особых фантазий с песчанно-гравийным дном, обрывистыми берегами, пойменная низина поросла огромными вербами, корнями, уходящими в воду, зарослями тальника, увитого повителью и диким хмелем, да низко растущими деревцами тёрна и черёмухи.
За рабочую неделю, порой, так устаёшь от общения с людьми, что в выходные очень хочется покоя. Но покой в виде дивана и «ящика» — это не про меня: я ищу покоя на своих маленьких речушках, где за целый день можно не встретить ни одного человека, только шелест листьев и журчание воды на перекате, да дикие животные иногда выкажут своё присутствие. То лисица перейдёт невдалеке через ручей, по упавшему поперёк дереву, внимательно изучив взглядом странный предмет, стоящий в воде, то пара косуль, неожиданно для себя, вдруг выскочат прямо нос к носу и, на долю секунды, замерев от неожиданности, испуганно глянут огромными влажными, тёмными глазищами. И через мгновенье исчезнут. Лишь промелькнут вдали белые попки этих грациозных созданий. Однажды метрах в семидесяти от меня ручей переходила семья кабанов. Первым в воду плюхнулся «папаша», довольно внушительных размеров и пристально, в течение нескольких секунд, показавшихся мне вечностью, смотрел на меня, стоящего, в это время, в воде. Я замер, стараясь ни одним движением не выдать себя, и только глазами пытался найти хоть какую-то зацепку на обрывистых берегах ручья, чтобы можно было спастись бегством, в случае если вдруг секач проявит более живой интерес к моей персоне. Но всё обошлось, и семья из шести полосатиков успешно форсировала водное препятствие. «Мамашу», завершающую шествие, я заинтересовал значительно меньше и она, чуть скользнув по мне взглядом, покинула ручей. В летний период симфонию природы дополняет многоголосье птичьего хора — синички, сойки, дрозды. Промелькнёт в стремительном полёте зимородок. Разнесётся барабанная дробь дятла. Зимой же, этих прелестей почти нет.
В нашей области частенько природа преподносит сюрпризы в виде тёплых зим, и тогда, мои любимые ручейки почти не замерзают и по ним можно ходить большую часть зимы.



Только надо поймать нужную прозрачность воды, так как вместо снега иногда накрапывает дождик.
Всё удачно совпало: и дождя нет и вода нормального уровня и прозрачности - есть надежда повстречаться с хозяйкой моих ручейков. Я говорю - «моих», потому что есть пара таких, на которых за много лет я ни разу не встретил ни одного человека.
У каждой речушки -свой норов, как у людей. Есть - шумные, крикливые, с бурлящими, между камней, струями воды, с небольшими водопадами, очень красивые и очень доступные. Они популярны у любителей форелевой рыбалки и очень посещаемы. И я начинал постигать форелевую рыбалку именно с них, там и была поймана первая в моей жизни форелька. Радости не было предела. Тогда, много лет назад, всех «форелятников» знал поимённо: их было совсем немного, причём многие относились к речкам очень заботливо — или всю мелочь отпускали, или рыбачили по принципу «поймал — отпустил». И сейчас, среди моих знакомых, в молодёжной среде, много таких. Значит есть надежда, что-то и внукам оставить на этой земле. Раньше носил с собой маленькую — метровую — рулетку, если рыбка меньше тридцати сантиметров — свободна, сейчас и более крупную отпускаю: мало её стало.
Есть у нас в области одна речушка, в которой водится, даже очень, крупная форель – до трёх килограмм. ( Видел фото на нашем рыболовном сайте.) Самому поймать такую не довелось, но однажды боролся с очень крупной рыбой, хорошо, что сорвалась: шансов победить её, моей снастью, у меня не было никаких, а поймана была на кило шестьсот.



Но есть ручьи тихие, скромные, мало кому известные, потому что трудно проходимые и, на первый взгляд, совсем неприметные и непохожие на форелевые. Но для меня они самые желанные, самые любимые, хоть и трофеи там не водятся, и ходить там сложно. Зимой - ещё куда ни шло, а вот летом — полный экстрим: густой кустарник, крапива выше роста, бобровые ямы, замаскированные в траве, подмытые берега и завалы из упавших от старости огромных деревьев.



Но, то количество форели, правда - некрупной - до семисот грамм, - которое в них водилось, внушало уважение. Брал по потребности – две – три, остальную - отпускал. Мелочи попадалось – не счесть. В последние годы, к огромному сожалению, количество рыбы резко сократилось. То ли из-за увеличения численности бобров, которые так и норовят заболотить ручей и я вынужден каждую рыбалку начинать с разбора нескольких бобровых плотин, то ли связано с подъёмом сельского хозяйства в области, обработкой полей химикатами и последующим смывом их в ручьи. В прошлом году за весь сезон была поймана только одна, правда крупная – на килограмм.



Но зато, только на этих речушках и можно уловить, то неповторимое ощущение единения с природой, когда – только ты и она, нигде не получаешь такой заряд энергии, как здесь. Поэтому и тянет туда.
В прошлый выходной рыбалки не получилось. Просто - не повезло. Ну, ничего страшного - я, что рыбы сто лет не ел, что ли? Походил, потренировал руку, проверил глазомер – как будто всё в порядке: «прицел» не сбился.



Надышался свежим воздухом, нашёл удобное бревно поросшее мхом, с видом на ручей, перекусил, попил чайку.
Подзарядился — на неделю хватит. Если дождей или сильного снегопада не будет, то через неделю поеду опять.
Через неделю не получилось. Удалось выбраться только к середина марта. Минувшая неделя погодой не огорчила, всю неделю было тепло, пригревало солнышко, значит можно ещё раз попытаться уговорить капризницу-удачу. Температура воздуха - плюс семь. Небо затянуто облаками, но облачность высокая, иногда проглядывает на короткое время солнышко— дождя не предвидеться. На языке метеорологов это называется - переменная облачность, без осадков. Для рыбалки погоды лучше не придумать. И вот, я опять стою на берегу любимого ручья. Водичка чуть просветлела, но до кристальной ещё далеко. Как учил Леонид Павлович Сабанеев — лучший клёв форели — это начало просветления воды. Так что есть надежда на хорошую рыбалку, при условии, конечно, что есть рыба. Сколько лет езжу сюда и каждый раз, подходя к ручью - испытываю трепет от этого, ни с чем не сравнимого, предчувствия единения с природой, как будто бы попадаешь в другой мир, где нет суеты, где всё естественно, чисто и честно. Дикий зверь- он и есть зверь, от него другого ничего и не ждёшь. А от людей... Надеешься только на себя, на свою сноровку, на свой опыт. Здесь ты вне времени, здесь прикасаешься к вечности: также как и тысячи лет назад журчит вода этой маленькой, очень красивой и живописной речушки, которая дарит тихую радость общения с природой. Только здесь ты начинаешь чувствовать себя неотъемлемой её частью. Ну, и, конечно, эти томительные минуты перед первым броском, это предчувствие рыбалки всегда для меня волнительно.
Немного о снастях. Для подобных рыбалок выбор снастей проходил длительный естественный отбор. Было перепробовано много различных вариантов спиннинговых удилищ.
Быстрый строй позволяет сделать, при некотором опыте, точный прицельный бросок, как выстрел, а это очень важно, потому что рыба очень осторожная и при постороннем шуме может насторожиться и не будет реагировать на приманку. Но у такого спиннинга есть, и очень существенный, минус, так как форель - рыбка очень стремительная и сопротивляется при вываживании очень отчаянно, даже некрупная. При этом «быстрый» спиннинг не гасит резкие рывки рыбы, что в результате приводит к частым сходам.
Спиннинг параболического строя очень хорошо справляется с этой задачей, но теряется точность, о важности которой я уже упоминал выше. Можно, конечно приноровиться и добиться более - менее точного заброса. Но лучше подобрать спиннинг, который удовлетворял бы всем требованиям.
В идеале — это, конечно, спиннинг сложного строя, то есть: на заброс работает только вершинка, а при вываживании весь бланк до ручки.
Мне пришёлся по душе спиннинг из семейства АMUNDSON, длиной - 2,10 м, с тестом - 2-10г и катушка - STRADIC 1500FA от SHIMANO. Выбор катушки пришёлся именно на эту модель из-за необходимого для этой рыбалки передаточного числа — 6,0 : 1, надёжности и чёткой, плавно регулируемой, работы фрикциона. Высокое передаточное число обусловлено тем, что я отдаю предпочтение ловле блёснами, что в свою очередь подразумевает принцип «аp - stream», то есть бросок вверх по течению, так как форель стоит головой против струи, то и, двигаясь вверх по течению, имеем возможность, не выдавая себя, приближаться со стороны хвоста максимально близко. При этом скорость проводки должна хоть немного превышать скорость потока, чтобы обеспечить стабильную игру блесны. Блёснами пользуюсь только проверенными, завоевавшими моё доверие стабильной устойчивой игрой и, соответственно, хорошими уловами. Давно замечено, что проводку желательно делать в самом медленном темпе, на столько, на сколько позволяет блесна. Номер блесены, выбираю исходя из уровня воды, от первого до третьего, цвет зависит от прозрачности, чем мутнее вода, тем ярче окрас. Предпочтение отдаю блёснам следующих фирм: Mepps, Rublex, AQUA, BLUE FOX, DAM.



Причём, если на тройниках изготовителем "мушка" не предусмотрена, то, обычно, вяжу сам для более стабильной игры "вертушки".



Спиннинг с катушкой собран, корзинка,



сапоги - забродники, нож, жилетка, со всеми необходимыми инструментами: кусачки, щипцы, алмазный надфель, и ещё несколько очень необходимых мелочей: охотничьи спички, кусочек бересты, застёжки. И, конечно же, поляризационные очки. Без них к реке и подходить не стоит: всё равно ничего не увидишь — ни, где рыба может стоять, ни, где каряги на дне лежат, не различишь, где брод, а где глубина. Ну, вот с экипировкой закончили.
Пристёгиваю к леске любимую блесну - Veltic от Rublex №3 и выверяя каждый шаг, немного пригнувшись, подкрадываюсь к воде. Первый заброс делаю в трёх метрах от себя, под противоположный обрывистый берег, отвесно уходящий в воду и неспешно выбирая леску, по дуге провожу блесну. Первые броски далеко делать не надо, потому что если вдруг попадётся рыба, то она распугает всех других на своём пути. Место знакомое, здесь, иногда, в прошлом, попадалась форель. Ручей делает поворот, почти под девяносто градусов и отбойная струя промыла в русле продольное углубление. Очередной заброс пришёлся под противоположный отвесный берег, в который била струя, проводку планировал сделать так, чтобы блесна прошла вдоль русловой канавки, максимально близко ко дну.



В тот момент, когда блесна уже приближалась к выходу, понравившейся впадины, рука ощутила резкий, ни с чем несравнимый рывок. Рыба билась отчаянно, борясь за свою жизнь, но по тому, как слабо гнулся спиннинг, я сразу понял — небольшая. Хоть резкие, частые рывки хорошо гасились бланком, но у самых ног форель смогла освободиться и юркнула в спасительную глубину под ближайший завал, чем избавила меня от лишних хлопот по её освобождению. На глазок, по моему опыту, рыбка была, примерно, грамм триста. Я такую отпускаю. Надо же! Только пришёл, первое место, первые забросы и сразу поклёвка. Это вселяло радость и надежду. И не зря: пройдя метров сто, делаю очередной заброс. Блесна проходит вдоль корней, уходящих в воду, растущей на берегу огромной вербы и с восторгом наблюдаю удивительную картину — навстречу блесне из-под корней поднимается, даже, я бы сказал - всплывает, как подводная лодка, крупная, на вид граммов семьсот — восемьсот, форель. Сердце учащённо забилось, а сам — изваяние: не шелохнусь. Потому что расстояние до рыбы всего-то каких-нибудь метра полтора. И вот, блесна, приближаясь со стороны головы, уже поравнялась с ней, но... атаки нет, мысль молнией пронзает мозг — что-то не так, и хлестнула волна разочарования. Блесна уже проходит вторую половину тела форели, и не успел я додумать свою печальную мысль до конца, как вдруг рыба делает «бочку», изогнувшись брюхом кверху, как акула, стремительно хватает блесну. Рука автоматически дёргается, делая подсечку. Но в жёсткой пасти рыбы не нашлось ни одного миллиметра мякоти, за что мог бы зацепиться тройник блесны и она, лишь слегка царапнув, с силой выскочила из зубастой, костистой пасти. Рыбка исчезла из поля зрения. Обидно: даже не поборолся. Редко форель атакует после схода повторно, но проверить надо. Повторный заброс, и опять мощный рывок — подсечка... Ну, что за невезение? Опять мимо! Помятуя о том, что дважды на одну и ту же блесну поклёвки и то редки - дрожащими от волнения руками меняю блесну на воблер. Лёгким движением кончика спиннинга посылаю старый проверенный воблер известного китайского производителя фирмы Фривей - стоимостью «три копейки» за килограмм в базарный день – чуть выше места поклёвки. По уловистости рядом с ним не могу поставить ни одну именитую фирму. Не подвёл он и в этот раз: не успел воблер пройти и метра, как мощный рывок оповестил о том, что выбор приманки был сделан верно. Подсечка, и вот уже крупная рыбка бьётся на той стороне спиннинга, напрягая его по полной. Я ничего не могу сделать: форель мощными, резкими рывками тащит приманку с такой силой, что снасть того и гляди не выдержит и только благодаря хорошо отрегулированному фрикциону борьба всё ещё продолжается. Это просто бестия, а не рыба: при таких незначительных размерах, так биться за свою свободу могут только лососевые. И вдруг рыба пошла резко в мою сторону. С трудом успеваю выбирать леску, чтобы не давать слабину, но форель пролетает мимо, уходя в сторону и заставляя петь фрикцион и … свеча. Какая красота! И опять несколько сильных рывков и вот она уже на поверхности вытворяет совершенно неимоверные кульбиты. Расстояние между нами сокращается, но вытащить рыбку на берег не представляется возможным, из-за того, что я стою на обрывистом берегу, уходящим отвесно в воду на семьдесят - восемьдесят сантиметров. На такую высоту рыбку моим спиннингом не поднять. Остаётся только ждать, когда соперник устанет и сдастся. Но он и не думает сдаваться: рывок и ещё рывок и ещё и всё-таки своего добивается. Шлёпнув на прощание хвостом, форелька стремительно исчезает в глубине ручья. После стольких неудачных попыток она всё – таки победила. Вот, что значит – никогда не сдаваться и биться до последнего. А я...? В растерянности, ещё некоторое время, тупо смотрю на воду, приходя в себя. Я уже уверовал в свою победу и никак не ожидал такого исхода. Только спустя несколько минут, я, приходя в себя, улыбнулся, с благодарностью вспоминая минуты сражения и ту радость, которую подарила мне эта маленькая, но очень свободолюбивая рыбка. Присел на замшелый, давно упавший, ствол, некогда могучей вербы. Необходимо было отдышаться, успокоиться и унять дрожь в руках. Курить давно бросил, а так бы, наверное, закурил. Вместо этого, достал из корзинки маленький, специально купленный для таких рыбалок, полулитровый термос. Не спеша попил чайку и осмотрелся: уже пробивались первые ростки крапивы и черемши, начали набухать почки вербы.



Всё говорило о приближении весны. Подумал о том, что всё-таки, как здорово, что речка оживает: рыбка - то есть и неплохая, да ещё и поклёвывает. Взглянул на часы — пару часов ещё можно побродить. Приманку менять не стал.
За долгие годы рыбалки на этих ручьях я уже давно изучил рельеф дна и наиболее вероятные места стоянки форели - вымытые в русле канавки, подмытые крутые берега, лежащие в воде стволы деревьев, валуны. Подошёл к давно проверенному месту.Делаю заброс с таким расчётом, чтобы воблер прошёл как можно ближе к лежащему в воде поперёк ручья стволу дерева. Под ним чернеет, промытое течением, углубление. Визуального контакта с воблером нет, поэтому не могу никак понять - кто или что царапает по воблеру. Когда же я его смог увидеть — моему взору предстало очень забавное действо: за воблером шла рыбка и, как собачонка кидалась на приманку, стараясь её укусить за бок и в один из бросков, она - таки зацепилась за тройник. Я поддёрнул воблер и она освободилась, шустро шмыгнув под бревно. Я с улыбкой проводил её взглядом, дивясь такой агрессивности маленькой рыбки.
Подхожу к одному из самых любимых моих мест. Здесь ручей, сужаясь, делает поворот, и струя, с силой ударяясь о, торчащий из воды, у самого берега, могучий пень, постепенно затихает, переходя в глубокий плёс. В прошлом году я здесь поймал самую крупную форель. Потянула на килограмм. А в те времена, когда рыбы было много, в этом месте я бывало ловил по несколько штук мелочи. Позицию выбираю так, чтобы воблер можно было забросить по течению, чуть дальше пня, и, чтобы максимально долго можно было его подержать за пнём, на границе струи обратного течения: это самое любимое место стоянки крупной форели. Первый заброс не принёс желаемого результата, как не принесли и ещё несколько последующих. Крупная форель иногда бывает очень привередлива. Меняю воблер на именитый от SALMO «бычок подкаменьщик» тонущий вариант. После нескольких забросов понимаю тщетность попыток и разочаровано прекращаю «бомбардировать» знакомый пень. «Всё меняется» - подумал я и в безнадёге делаю бросок вверх по течению на ровный участок речки перед сужением и интенсивно, чуть быстрее струи, выполняю подмотку. Тонущий «бычок» идёт в придонном слое, иногда царапая дно. Но, что это? Это уже не царапки по дну — два подряд несильных рывка. Очень похоже на поклёвку. Делаю ещё заброс и в том же месте уже более ощутимый рывок. Делаю подсечку — мимо. Следующий заброс прошёл в холостую. Опять меняю именитого « бычка» от SALMO на воблер от Фривей. Замена сработала: сильный рывок отчётливо передался в руку. Уверенная хватка хорошей форели. Подсечка и спиннинг гасит первые резкие рывки, рвущейся на свободу рыбы. Фрикцион слегка, по-стариковски, кряхтит, удерживая дистанцию. Я же продолжаю крутить рукоятку катушки, пытаясь эту дистанцию сократить и мне это удаётся. Форель завертела характерную для некрупной рыбы «мельницу». И вот, я, наконец-то, вывожу красавицу на прибрежную отмель, а затем и далее — на берег.



Вот оно произведение Матушки — природы. Ярко- серебристые бока с разбросанными по ним красными и чёрными «горошинами» в обрамлении светлых колец. Вес рыбки, примерно, граммов пятьсот. На берегу очень удачно сама благополучно отцепилась и после короткой фотосессии была отпущена восвояси на подрост.
Вот и закончился очередной день, проведённый на рыбалке. Как всегда, пролетает совершенно незаметно, поэтому и не идёт в зачёт жизни. Спасибо, речка, за доставленные мгновения радости, за счастье общения, за бурю эмоций. Ещё встретимся!
Клёво когда есть точка клёва.

Алёнушка
Аватара пользователя
начинающая рыбачка
Стаж: 2 г 5 м
Сообщения: 54
Благодарил: 873
Поблагодарили: 373
Приветствую столь опытного рыбака! Спасибо за подсказки по технике лова! Надеюсь вскоре поймать свою первую форельку... :good:
Делай, что можешь и будь, что будет! :horse:

Предыдущая страницаСледующая страница
  • Похожие темы

Кто сейчас на сайте

Сейчас этот форум просматривают: гости: 1